12+
18 мая
...
прогноз на 5 дней
6 oC облачно с прояснениями
доллар +0.02 евро +0.25 юань +0.013
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Тренажёрный зал "Титан"

Светлана 09.03.2022 19:50
Добрый вечер, ребенку 12 лет, можем ли мы записаться к вам на занятия?...

Кафе "Юрта"

Анастасия 05.03.2022 20:46
Заказывали 3 марта 2022 хачапури, курник и чай в чайнике. Кассир заказ не принимала, официант отправила ......

Глава 20. Церковь

Книга: Авзяну 250 лет - Глава 20. Церковь

   Кроме модернизации завода и масштаб­ного строительства общественных зданий Дмитрий Бенардаки решил построить в Авзяне новый храм. Старая церковь, сруб­ленная из лиственных бревен в 18-м веке, для растущего поселка была маловата. К тому же сюда приходили молиться из бли­жайших деревень. Первым делом органи­зовали сбор средств. Каждый рабочий, по­лучая жалование, вносил одну копейку в церковную кассу. Верующие и ходили по Оренбургскому краю и собирали «Христа ради» на новую церковь. Место для нее выбрали на высокой горе, где с первых дней села было кладбище, называемое в народе «Градок». Когда в 1931 голодном году здесь взялись копать котлован под овощехранилище, землекопам попадались черепа, кости похороненных в прежние времена авзянцев. А тогда, при Бенарда­ки, расчищая площадку для стройки, клад­бище решили перенести на новое место. Новое кладбище огородили стеной из кам­ня на известковом растворе в 1,5 аршина высотой и почти в аршин толщиной. Ворота сделали металлические, ажурные, кованые. Напротив них поставили деревянную часовню, а в глубине кладбища - погреб-холодильник со льдом для случайно погибших или убитых в ходе след­ствия. Полуразрушенное кладбище-градок сохранилось до наших дней.

   Проектировал гордость Авзяна - Казанско-Богородскую церковь заводской архитектор Николай Захаров (24 марта 2001 г. «Белорецкий рабочий» - «И боль, и радость.»). Строительство заложенного Дмитрием Егоровичем Бенардаки хра­ма было закончено в 1877 году. Старики говорили, что все делалось качественно, а если кто перевыполнял задание, тех немедленно увольняли. В чугунной ограде, которая сохранилась до наших дней, с трех сторон - на запад, юг и север - трос ажурных ворот и калиток. Все три входа с монументальными колоннами на чугун­ных основаниях. Ступеньки северного и южного порталов, а также отмостка у главных - западных ворот - выполнены из чугунных, рифленых плит. Купола на трехэтажной колокольне были покрыты белым металлическим листом. На глав­ном серебристом куполе стоял очень высокий, объемный, золоченый крест. Пере­звон от полного набора колоколов был слышен за 10-15 верст. На дальних покосах большого Шатака слышали благовест. На восточной, наружной стене храма - ал­таре - была огромная картина с изображением идущего Иисуса Христа, как бы парящего над поселком. На западной - у главного входа - картины святых Петра и Павла, вратарей рая. Рядом была церковно-приходская школа, в котором сейчас размещается детский садик. В ограде церкви были захоронения. Напротив алтаря - богатая, отделанная серым мрамором могила, а у северных ворот - слева по входу - два надгробия из серого мрамора. И у южных ворот, также справа по входу - скромная могила с низким мраморным крестом. Еще здесь был дом-сто­рожка, в котором нанимался охранять все хозяйство обычно одинокий вдовец. Из окна сторожки к одному из средних колоколов на колокольне была протянута ве­ревка. Каждый вечерний час (с семи до полуночи) сей сторож отмечал ударом колокола. Позже этот дом разобрали и вновь построили на Кукарке, на месте раз­рушенного дома караванного. Рядом с оградой с южной стороны у входа в церковь стояли медные крепостные пушки, из которых каждую пасху и рождество стреля­ли, возвещая о возрождении Христа и начале великого праздника.

   Внутренний интерьер церкви - огромное помещение. Крашеный пол из ли ственницы настелен в шахматном порядке. Огромный балкон для хора и фисгар мония - клавесин. Великолепные люстры на цепях ниспускались с огромной вы соты. В великие праздники на них зажигали настоящие восковые свечи. Деревян­ный, резной алтарь был отделан под золото. Его красоту описывать не берусь. Храм имел калориферное отопление. В подвале и сейчас есть большая печь, теп­ла от которой всегда хватало на все огромные помещения. Даже в сильные моро зы в церкви можно было ходить в тапочках.

   Старую же Введенскую церковь, построенную в 1778 (по некоторым данным в 1788) году из лиственницы, что стояла на месте нынешнего жилого дома за столовой и магазином, разобрали и перевезли в Нижний Авзян. В нем и поныне располагается клуб. Без сомнения, это самое старое здание района (ему 216 лет), к сожалению, не внесенное в реестр памятников. На месте старой церкви была построена четырехкласс­ная министерская школа, где я начинал учиться.

   Церковь закрыли в середине февраля 1930 года. Тогда же был арестован священ­ник Матфей Федоров. Другие церковные служки разбежались чуть раньше. Райком партии решил в здании церкви открыть клуб. Активисты парторганизации и комсо­мольцы приступили к уничтожению религиозного обустройства храма. Эти события я также помню в подробностях. У входа в помещении храма у большой дубовой две­ри поставили огромную круглую печь с выведенной в оконную форточку трубой, (оконные рамы были из чугунного литья), в которой жгли иконы, мебель, церковные атрибуты. Все делалось так, чтобы верующие не смогли унести иконы и другие вещи по домам. Двери храма при этом были закрыты. Жгли несколько дней. По ночам руководители активистов растаскивали ценные иконы, парчовые, тканные серебром и золотом ризы по домам. Вскоре партийцы и комсомольцы стали щеголять по Авзя- ну в расшитых золотом и серебром тюбетейках, из церковной парчи. Благодаря ста­рым кинофильмам, показавшим этот головной убор восточных народов, тюбетейка в те времена была популярна. Тогда же моя мама Наталья Васильевна Александрова выпросила у них очень ценную по ее истории (резьба по дереву в виде виноградных листьев и гроздьев) икону Табынской божьей матери.

   А летом 1932 года власти решили снять с церкви колокола. Из Белорецка привезли мощную лебедку, которую тросами привязали к березам со стороны Кукарки. С ее помощью начали спускать главный колокол. Я помню, как медленно он «сползал» по белой церковной стене. Вокруг ограды собралась большая толпа верующих. Поднялся жуткий плач, переходящий в сплошной вой. Новенькие автомашины стояли в саду у ограды. Все трое ворот закрыли на внутренние замки. Когда большой колокол был над землей, к нему задним ходом подогнали машину. После погрузки в кузов рессоры гру­зовика прогнулись в обратную сторону. Другие колокола ставили в кузова по несколь­ко штук, а маленькие - просто сбрасывали с колокольни. Некоторые разбивались при ударах о камни. Груженые машины под усиленной охраной милиции и комсомольско- партийного актива медленно выезжали из южных ворот. Через несколько дней активи­сты решали, кому спиливать крест. Желающих не оказалось. Тогда за дело взялся сек­ретарь авзянской партийной ячейки и директор Авзянского лесхоза. Забравшись на крышу колокольни, они пилой и топором подрубают основание облицованного жел­тым металлом и закрепленного четырьмя растяжками огромного креста из лиственни­цы. На фоне этого монументального строения их фигуры на куполе выглядели комари­ками. Возились они всю первую половину дня. И вновь у ограды церкви собирается пол-Авзяна верующих. За одну из растяжек креста привязали длинную веревку, кото­рую тянули активисты-атеисты. Когда они вырубили большую часть дерева, крест рез­ко накренился, и рухнул на землю, воткнувшись верхней частью у ограды около запад­ных ворот и выворотив большую кучу земли. Его основание при этом лежало у южной стены напротив колокольни. Сразу после его падения толпа верующих с воем рину­лась на ограду. Люди растолкали комсомольцев, и, сломав замки, открыли ворота, об­ступив со всех сторон лежащий на земле крест. Подбежав вместе со всеми поближе, я рассмотрел, что его основная часть (длиной не менее 15 метров) была собрана из четы­рех стволов лиственницы, выстроганных под конус к верхней части. Упав на колени, верующие плакали и целовали его, прощаясь со своей святыней. Кое-как разогнав на­род, активисты принялись пилить крест на части и заносить его в церковь.

 Авзяну 250 лет. тв. коллектив: Л. П. Швец, Л. И. Гришина, Н. М. Панченко. 2004 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+