12+
15 августа
...
прогноз на 5 дней
14 oC переменная облачность
доллар +0.47 евро -0.03 юань +0.01
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Глава 1. Век 18-й. Так начинался завод

Книга: Авзяну 250 лет - Глава 1. Век 18-й. Так начинался завод

Сергей Анатольевич КУЗНЕЦОВ:

   - Основание в 1735 году Оренбурга, опорного пункта для широкой колонизации башкирского края, стало поводом для всеобщего башкирского восстания, которое продолжалось несколько лет и к 1740 году было жестоко подавлено. Указом Екате­рины Второй от И февраля 1736 года было... «дозволено разным лицам приобре­тать башкирские земли, как офицерам и дворянам, так и купцам», а башкирам кате­горически запрещалось иметь свои кузницы и покупать оружие в других уездах.

   На территории Башкирии открывались частные и казенные рудники, начина­лось строительство заводов. Первый из них - Воскресенский медеплавильный - в том же 1735 году заложил сам губернатор Оренбургского края Кириллов.

   Тогда же в этих краях появился и И.Б. Твердышев. Занимался Иван Борисович поставками провианта для Оренбургского гарнизона (перегоняя сюда скупленный по дешевке у башкир скот) и, как тогда говорили, винным откупом. Стоит отме­тить, что слою долю отцовского наследства Иван по молодости прогулял. Когда он, как говорится, взялся за ум и изрядно поработав, утвердился в числе извест­ных купцов и ближайших приятелей назначенного в 1742 году губернатором Орен­буржья Ивана Неплюева, ему потребовались деньги, чтобы начать заводское депо. За ними он пришел не к двум братьям, а к сестре Татьяне, бывшей замужем за И.С. Мясниковым. Татьяна не отказала, но потребовала, чтобы Иван Борисович делил заводскую прибыль с ее мужем. Так Твердышев обзавелся компаньоном. 

   Еще в 1740 году они заключили с рудоискателем Иваном Степановичем Гор- диевским и его сыном договор на поиск железных руд в Оренбургской губернии. В числе прочих 313 месторождений Гордиевскому было известно и уникальная железная гора Атач (Магнитная). На эту природную жемчужину имели виды мно­гие промышленники, но строить завод у ее подножия тогда было невозможно - рядом не было леса. Гордиевский указал ближайшее от Атача удобное для завода место - речку Авзян - один из притоков Белой. Путь от Авзяна к Атачу проходил по долине реки Кага, не имел горных перевалов и выходил к башкирской деревне Хамитово (Адел), к нынешнему аэропорту Магнитки.

   Определяющим же для нынешнего места расположения Верхнего Авзяна стало поданное 14 октября 1752 года в Оренбургскую канцелярию, (кстати, пятое по счету) «покорнейшее прошение» Ивана Мясникова: «...А к построению железно­го завода для плавки чугуна отыскана внутри Башкирии речка, впадающая в реку Белую с правой стороны, называется Авзян, на устье которой еще в 1739 году генерал-майор Самсонов, будучи в походе против бунтующих башкирцев, лаге­рем стоял».

   В музее авзянской русской национальной школы хранится записанный в 1949 году рассказа жителя деревни Исмакаево Хайретдина Махмутова, праправнука одного из старейшин. А передал его в 1983 году в школьный музей Григорий Никандрович Петров.

   «В середине 19-го века к старшинам деревни Исмакаево (их было 11) обрати­лись симбирские купцы И.Б. Твердышев и И.С. Мясников с просьбой продать им землю под строительство чугуноплавильного завода в районе теперешнего Верх­него Авзяна и сразу договорились о цене. Тут же возник вопрос: как отмерить землю? Купцы предложили вырезать из бычьей кожи ремешок. Протянутая с вос­тока на запад и с юга на север мера и покажет, сколько нужно земли для завода. После недолгого совета старшины согласились. Они решили, что каким бы тон­ким ни оказался ремешок, он не может быть длиннее трех - пяти верст.

   Приказчики купцов купили в Исмакаеве самого крупного вола, забили его, сами сняли шкуру и выделали ее так, что она получилась очень тонкой и мягкой. Разрезали они ее таким образом, что получился не ремешок, а нить, тоньше суро­вой. Затем, собравшись в устье Ашкарки, они забили колышек, привязали к нему конец нити и, разматывая огромный клубок, в сопровождении старшин повели ее на запад через места, где наметили строительство завода. Нить закончилась где-то за Малым Бретяком на Большой Юрмашке. Там вбили второй колышек. Расстоя­ние оказалось более 20 верст. Смотав бычью нитку, участники обмера пришли в устье речки Терги и таким же образом стали прокладывать меру вверх по речке Большой Авзян в сторону Исмакаева. Когда стали приближаться к аулу, на околи­цу высыпало все население деревни. Старшины забеспокоились, как бы не попала в состав продаваемых земель их деревня. Но вот нитка закончилась в полуверсте от нее, и все облегченно вздохнули. Места, где прошла бычья мера, назвали гра­нями. Так, практически за бесценок И.Б. Твердышев и И.С. Мясников приобрели громадную территорию, на которой в достатке было сенокосных угодий, строево­го леса, в реках - полно рыбы, а в недрах - железной руды и золота.

   События, связанные с продажей земли, в семье Махмутовых передавались из поколения в поколение и дошли до наших времен».

   Однако не Твердышеву с Мясниковым довелось строить эти заводы, поскольку в депо вмешался граф П.И. Шувалов. В ту пору Петр Иванович выполнял обязан­ности главы правительства России и, по существу, был вторым, после правящей тогда императрицы Елизаветы Петровны, человеком в государстве. 2 апреля 1753 года, не считая нужным писать бумаги в Берг-коллегию, он обратился с прошени­ем к императрице начать строительство трех железоделательных заводов на ре­ках Авзян и Узян. Близость к царствующей особе давала графу неслыханные для ведущих купцов и заводчиков преимущества. 3 декабря 1753 года Шувалов «для размножения Авзяно-Петровского завода» получает ссуду в 12 тысяч рублей с обязательством погасить ее за восемь лет. Через год на таких же условиях он получает еще 12 тысяч. Кроме финансовой помощи казна представила в распоря­жение П.И. Шувалова 1920 крестьян Казанской губернии, приписанных в 1754 году к Авзяно-Петровскому заводу. По договору, заключенному между предста­вителями графа и старшиной Рахмат-улы Максютовым со товарищами в кортому «на вечные времена» башкирами было уступлено 180 тысяч десятин земли - «леса, воды и сенокосы» за 20 рублей в год. Как отмечал академик С.Г Струмилин в первом томе фундаментальной «Истории черной металлургии в СССР: «...покуп­ка эта представляла собой ничем не прикрытый обман и грабеж, поскольку деся­тина земли обошлась графу всего 1/90 копейки. Такая сделка едва ли была воз­можна без спаивания и прямого обмана башкир, которые и не подозревали, что за документы они подписывают».

   Строительство Верхнего Авзяно-Петровского завода началось 2 мая 1754 года. 11 марта 1755 года он был готов. Оборудование - тяжелые части доменной печи, кричных молотов и прочие детали - прибывало с помощью бурлаков, по всей ве­роятности, из Нижнего Новгорода по Волге, Каме, Белой до пристани в нынеш­нем Стерлитамаке. Далее - по зимнику на специальных санях, запряженных kartaavzynцу­гом в десяток лошадей - по старой башкирской дороге в Авзян. В первые годы производство состояло из одной доменной печи и че­тырех кричных молотов. Однако 9 мая 1755 года «на заводе от доменных мехов учинился пожар, и завод сгорел без остатка», - до­носил управитель Петр Мануйлов. Но к»1 декабря того же года Кузьма Мат­веев - строитель-подряд­чик, а позднее владелец за­водов - сумел его восста­новить. В пяти верстах была построена еще одна плотина. Здесь поставили две «фабрики» с четырьмя молотами для перековки чугуна с Верхнего завода. Первая из них начала работать 26 августа 1756 года. Это был Нижний Авзяно- Петровский завод. Самую хорошую руду привозили не с горы Атач, как планиро­вали сначала, а ближних рудников: Ашкарского - в 6 верстах, Кухтурского - в 22- х и на Красной речке - в трех верстах. На рубеже 18-19-го веков заводы пользова­лись рудами еще и Тергинского (в трех верстах) рудника, а в 19-м веке за рудой стали ездить за 20 - 30 верст к Комаровскому руднику. Добываемые руды пред­ставляли собой бурые железняки с окислами марганца и содержанием железа 40- 50 процентов. Флюсом служил темно-серый доломит почти нормального состава, в котором было 32 процента извести, 0,5 процента кремнезема и 20 процентов магнезита. Эти данные содержатся в 12-м томе сочинений Д.И. Менделеева, по­бывавшего в Верхнем Авзяне проездом на Комаровское месторождение. Кстати сказать, в Верхнем Авзяне много улиц с именами различных деятелей, не знав­ших о его существовании, а вот улицы Д.И. Менделеева, к сожалению, нет.

   Огнеупорный камень возили с Литовской горы, что близ Табынской крепости (55 верст), белую огнеупорную глину брали в 67 верстах (ныне Белорецк), из­весть добывали в четырех верстах.

   На Малиновой и других горах росли метровой толщины сосны. Лес для стро­ительства домов рубили топорами - пил еще не было. Одна из самых старых изб поселка стояла вплоть до девяностых годов двадцатого века на улице Большой (ныне Коммунистическая). В этом доме жила А.С. Плотникова. В нем, кстати, родился Герой России Дмитрий Павлович Плотников. Река Авзян до строитель­ства завода протекала возле каменной горы (сейчас на этом месте улица Кирова). Водонапорная плотина строилась от Мызинской горы. Тем самым русло реки на­правлялось по прямой. Так речка Авзян протекает и поныне. В предварительно вырытом котловане в основание плотины установили несколько тщательно подо­гнанных в углах ряжевых перерубов и утрамбовали в них пластичную глину. Со стороны водяного напора тело плотины было облицовано крупным камнем.

   Приписанные к заводам шуваловские крестьяне жили в 33 селениях, располо­женных у места впадения Вятки в Каму. Это практически весь нынешний Архан­гельский район, называвшийся прежде «Чистое поле». Приписные приезжали на своих телегах из дома, и по несколько месяцев отрабатывали свою «вахту». Петр Шувалов перевел сюда также часть своих крепостных крестьян из центральных гу­берний, и заселил в заводской поселок, насчитывавший 50 дворов. В частности, ули­ца Кукарка (нынешняя Блюхера) была названа плотниками, привезенными графом из одноименного села Вятской губернии. Так же появилась и улица Калужевская.

   Растущие долги вынудили Шувалова продать в 1758 году оба завода К. Матве­еву, который и принял их с долгом в 24 тысяч рублей. Современники отмечали крайне жестокое обращение заводчиков и их помощников с рабочими. За различ­ные провинности людей пороли кнутами, держали в цепях или в рудных ямах, заставляли работать в «железах».

   В переходные периоды на заводах непременно происходили волнения и иног­да «заводским» удавалось добиться некоторого облегчения условий труда и быта. В 1760 году К. Матвеев за 90 тысяч рублей продает свои заводы Евдокиму Ники­тичу Демидову. Волновавшаяся толпа в сто человек с луками и дубинами ходила по заводу и прогоняла всех, кто не хотел покидать рабочие места добровольно. Уже в январе 1761 года на предприятиях не осталось приписных. Последние мас­теровые из числа переведенных на завод ушли в феврале. Бунт был, однако, подав­лен, наиболее активных наказали «кошками», а остальных вернули на заводы.

   Объем продукции в 1760 году составил 43688 пудов железа, а в 1766 году - 155423 пуда, в 1772 году - 212014 пудов, а в 1773-м - 142725 пудов. К тому време­ни на Верхнем заводе работали уже две домны и две фабрики (по три молота) для ковки железа. Авзяно-Петровские заводы специализировались на выделке мягких сортов железа, годных для ковки в холодном состоянии. Изготавливалось полосо­вое и листовое железо и «Изделия и оного. Так в 1761 - 62 годах в продажу с заводов поступило 200 пудов 30 фунтов больших чаш, 100 пудов, 10 фунтов колпа­ков, 39 пудов 37 фунтов башкирских чаш, 3185 пудов 24 фунта различной литей­ной посуды 1378 пудов 15 фунтов котельного литья».

   Изготовление предметов домашнего обихода объясняется значительным ожив­лением хозяйственной жизни страны. Производительность заводов (от 34046 до 250378 пудов в год) в решающей степени зависела от стихийной энергетики при­роды. В годы, когда постоянство атмосферных осадков обеспечивало хорошие за­пасы влаги в горах, водяные колеса работали беспрерывно, соответственно росли и объемы производства. В малоснежные зимы и скудные на осадки годы поток воды не мог обеспечить вращение колес - выпуск железа падал порой в десятки раз. В немалой мере производительность заводов зависела и от железной хватки владельцев заводов, эксплуатировавших работников и всегда помогавших им в этом российских властей.

Авзяну 250 лет. тв. коллектив: Л. П. Швец, Л. И. Гришина, Н. М. Панченко. 2004 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+