12+
15 августа
...
прогноз на 5 дней
14 oC переменная облачность
доллар +0.47 евро -0.03 юань +0.01
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Глава 4. Застучали топоры, завизжали пилы

Книга: Белорецк: страницы истории - ЗАСТУЧАЛИ ТОПОРЫ, ЗАВИЗЖАЛИ ПИЛЫ

ЗАСТУЧАЛИ ТОПОРЫ,
ЗАВИЗЖАЛИ ПИЛЫ

   Почта год в наших краях не было слышно людского говора. И лишь только после подавления восстания сюда с разных мест вновь стали стекаться толпы людей. Снова застучали топоры, завизжали пилы. И народ, привыкший веками трудиться, вновь взялся за работу.

***

   «Весной 1775 года Яков Твердышев и Иван Мясников развивают бурную деятельность по восстановлению разрушенных заводов. Глав­ного строителя - хозяина Ивана Борисовича Твердышева уже нет в живых, и им вдвоем приходится принимать все решения. Они объез­жают каждый завод, тщательно осматривают состояние уцелевших зданий, оборудования, плотин и заводских поселков, намечают пути и сроки восстановления. Такую работу на Белорецком заводе они проводят в мае. Прибыв на завод в большую паводковую воду, они были приятно удивлены хорошим состоянием заводской плотины. Главный «плотинный мастеровой» оказался на своем месте. С груп­пой уцелевших работных людей он ранней весной восстановил все затворы шлюзов на вершнягах, ручные лебедки и сейчас спокойно пропускали воду. Водяные лари - каузы, встроенные в тело плотины также оказались в удовлетворительном состоянии. Мятежникам уда­лось порушать только спускные желоба, затворы к ним и водяные колеса. Сами лари - каузы, сделанные из крепчайшей лиственницы, не смогли разрушить ни люди, ни огонь. Зато сгорела лесопильная фабрика, вышли из строя пилорамы. Сгорели большие запасы сухого пиленого леса.

   Другой приятной особенностью был полностью сохранившийся каменный корпус доменного цеха вместе с доменной печью. Пожар загрузочного моста и колошниковой площадки не смог нанести вре­да массивным каменным стенам. Сама доменная печь сохранилась потому, что пока шла осада завода, доменный мастер с горновыми сумели «выдуть» доменную печь. После обычного капитального ре­монта доменную печь можно было пускать в работу.

   А вот кричные амбары с кричными горнами, расковочными моло­тами были полностью уничтожены огнем и порушены. Все, что могло гореть, - сгорело. На заводском дворе сиротливо сутулились полу- развалившиеся штабеля чугуна и кучи обожженной руды. От огром­ных запасов древесного угля не осталось и следа. Заводские поселки - Верхний и Нижний - полностью сгорели. Всюду торчали покосив­шиеся дымовые трубы. Всего несколько десятков домов, отстроен­ных вернувшимися жителями были разбросаны среди черных разва­лин пожарища. Уничтожены огнем и все господские дома. Сохра­нился полуобгоревший мост через реку.

   Восстановление завода начали прежде всего с переписи всего уце­левшего работного люда. Выделили им лесоматериалы на строитель­ство жилья. Всех обязали немедленно начинать посевные работы. Се­ять для себя и для тех, кто скоро начнет прибывать на восстановление завода. Обоз с семенами и ржи, гречихи и проса привезли из степных районов Башкирии. Была немедленно пущена в работу лесопильная рама в Березовке. Стройматериалы и семена отпускались по спискам в счет будущей зарплаты.

   Осмотр завода показал, что есть возможность быстро его восста­новить. И не только восстановить, но и одновременно значительно расширить. Поэтому решили все усилия этого года направить на обес­печение завода достаточным количеством рабочей силы, восстанов­ление жилого фонда, создание кормовых запасов, а затем уже раз­вернуть работы по восстановлению самого завода.

   Пока хозяева осматривали завод и принимали решение, специаль­ные приказчики Ивана Семеновича Мясникова производили покупку крепостных крестьян отдельными семьями и целыми деревнями в 11ижегородской, Рязанской и Пензенской губерниях.

   Весь этот год у Я. Твердышева и И. Мясникова прошел в непре­рывных разъездах. Только на Белорецкий завод до осенних замороз­ков они приезжали дважды, во второй приезд привезли с собой ново­го старшего приказчика завода, «верхового» с Катав-Ивановского .лвода, который без них должен был руководить всеми работами по восстановлению Белорецкого завода. Заводчики явно спешили. Они правильно считали, что нерабочий день завода множит их убытки.

   В июне и июле двумя большими партиями прибыли на Белорецкий (анод закупленные крепостные крестьяне. Их поселили в заводские поселки. Часть крестьян - около двухсот семей - поселили на берегу реки Белой в пяти верстах ниже завода, основав деревню Ломовку. На первых порах все должны были строить себе дома и заготавливать корм для скота.

   Ранней весной 1776 года Яков Твердышев и Иван Мясников снова приезжают на Белорецкий завод. В Верхнеуральской крепости их под­жидала группа мастеровых, конторщики и магазинеры (кладовщи­ки), вызванные ими с Катавских заводов для работы на Белорецком заводе. Дело в том, что Катав-Ивановский завод оказался у Тверды- шевых единственным почти не пострадавшим в ходе крестьянской войны заводом, и вот Яков Твердышев решает часть кадров взять оттуда.

   С приездом хозяев полным ходом развертываются работы по вос­становлению завода. Все рабочие переводятся на заводские работы. В первую очередь восстанавливают лесопильную фабрику на четыре пилорамы. Широко развернулись работы по строительству новых ам­баров-корпусов цеха для кричных горнов и молотов. На этот раз кор­пуса ставили более высокие с вытяжными и световыми фонарями по центру крыши.

   Руководить работой остается Иван Семенович Мясников. После неожиданной смерти хозяина промышленной компании Ивана Бори­совича Твердышева все его обязанности по восстановлению заводов ложатся на него. Яков Твердышев по-прежнему остается бессмен­ным директором всех действующих заводов. Вот и сейчас он спешил на вступающие в работу Катав-Ивановский железоделательный и Вос­кресенский медеплавильный заводы. Кроме того, он торопился на организацию свадьбы своей единственной дочери Татьяны, которую выдает замуж за Г.И. Бибикова, брата генерала-аншефа А.И. Бибико­ва, руководителя всех вооруженных сил Екатерины II против вождя крестьянского движения Е. Пугачева.

   Тем временем полусохранившаяся доменная печь была капитально отремонтирована. Сменена футировка (внутренняя кладка) печи. Вме­сто одной фурмы сделали три. Поставили новую воздуходувку. Ко­жаные меха для дутья воздуха заменили новыми, более емкими. Ус­тановили более мощные водяные колеса воздуходувки. Восстанови­ли наклонный загрузочный мост и новую колошниковую площадку. Началось строительство второй доменной печи.

   На литейном дворе построили две новые вагранки для фасонного литья из чугуна. Через литейный пролет проложили конную дорогу
для вывозки остывшего чугуна на лошадях.

   Весь этот год, особенно под осень, на завод начали приходить мно­го беглых. Официально правительство предписывало «... тех беглых возвращать по этапу прежним хозяевам, особо подозрительных сда­вать в Верхнеуральскую крепость следственным органам. Однако 11 рактически этого никто не делал. Их охотно принимали на работу как самую дешевую и бессловесную рабочую силу. Отправляли работать в самые дальние курени - на рубку леса, на выжиг угля. Да и сами беглые были заинтересованы спрятаться поглубже и поменьше напо­минать о себе. Наличие беглых позволило на заводе решить вопрос с обеспечением рабочей силой. Ломовские крепостные были освобож­дены от заводской работы и определены на свои основные работы - подвоз руды с горы Атач, - к пуску доменной печи нужно было со­здать запас руды.

   В куренях были построены казармы для рабочих - на Укшуке, Маге, в теперешней Шушпе и по реке Нур. Началась усиленная рубка леса и выжиг угля.

   К осенним холодам рабочие поселки были в основном отстроены. Рубились на старом месте господские дома. Началось восстановле­ние поселковой церкви. После восстановления заводского крепост­ного забора все мастеровые люди были оставлены на заводе, чтобы подготовить его к пуску, а основная масса крепостных брошена на строительство заводской гавани. Была построена своя примитивная судоверфь для строительства полутора десяток барок.

   В первых числах ноября первая доменная печь выдала первый чу- I ун. Так за короткий срок, по сути дела, за один год, был восстанов­лен из пепла Белорецкий завод и все рабочие поселки при нем.

   В 1777-м году завод выплавил уже 110131 пуд чугуна, осенью это­го года была введена в работу вторая доменная печь.

   В это время соседний заводчик Е. Демидов пустив, в работу моло­товые заводь! в Кате и Нижнем Авзяне, продолжает затягивать вос- с I ановление чугуноплавильных заводов в Верхнем Авзяне и Кухтуре. Берг-коллегия вынуждена оказывать на него сильнейший нажим: страна остро нуждалась в металле.

   В начале 1777 года Берг-коллегия, ставя Демидову в пример Бело­рецкий завод, в последний раз строго предупреждает его, что если в | ечение года он не начнет производство чугуна на Авзяно-Петровских заводах, то заводы у него будут конфискованы. Угроза подействова­ла. В 1778-м году Верхне-Авзянский завод начал выплавлять чугун.

   Кухтурский завод Демидов отказался восстанавливать по одной простой причине, что река Кухтур имеет подземное русло. В малово­дье - среди лета и зимой - она течет главным образом нижним подзем­ным руслом и удержать ее в заводском пруду просто невозможно. Из-за недостатка воды завод нормально работать не мог.

   Обнаружив это, Демидов решает перенести строительство с Кухтура на устье реки Узян. Просит на это разрешение у Берг-коллегии. Последняя, пользуясь этим как средством нажима на Демидова для ускорения пуска Верхне-Авзянского завода задерживает выдачу раз­решения на новый Узянский завод. Демидов, желая захватить новые места, не имея разрешения начинает его строить в 1777 году. Чуть ли не на год раньше Верхне-Авзянского завода, пускает в ход новый Узянский чугуноделательный завод из двух доменных печей. Возни­кает крупнейший скандал. Прокурор Берг-коллегии возбуждает про­тив Демидова «государственное дело». Конфликт длится четыре года, и только в 1781 году Сенат прекращает против Демидова дело. Так у Белорецкого завода в эти годы появляется еще один близкий сосед - Узянский завод.

   Белорецкий же завод начинает набирать силу, из года в год увели­чивая производство. Кроме чугуна, резко увеличивается производ­ство изделий из железа отличного качества. Весной 1777 года от за­водской гавани, после четырехлетнего перерыва, отправляется оче­редной караван барок. После этого в течение ста сорока лет, без еди­ного перерыва, ежегодно из Белорецка плывут караваны барок с раз­личными металлическими изделиями». (5).

Белорецк: Страницы истории. авт. Андрей Ткачев 2003 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+