12+
29 ноября
...
прогноз на 5 дней
-18 oC переменная облачность
доллар +0.27 евро +0.42 юань -0.014
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Глава 18. В Белорецке от большевиков защищали дороги

Книга: Белорецк: страницы истории - Глава 18. В Белорецке от большевиков защищали дороги

   У склонов Уральских гор, покрытых лесными массивами, на берегу реки Белой раскинулся небольшой провинциальный заводской поселок. Дымили заводские трубы. С утра тянулся народ к своим рабо­чим местам, а по вечерам почти до глубокой ночи не закрывались. двери кабаков. Под разудалые песни пропивались последние с трудом заработанные гроши Кто-то пускал в ход кулаки, кто-то тихо, мирно посапывал у забора, приняв лишнего на грудь, а кого-то, под хватив под руки, вели отсыпаться домой, чтобы утром, выпив кисленького рассольчика, вновь по проторенной дедами и прадедами дорожке пойти к заводским воротам... Такова была жизнь в начале двадцатого столетия, жизнь всех провинциальных поселков и городишек царской России...

***

   Семнадцатый год. Центр матушки России. Здесь уже вовсю бушевали “февральские политические события”, потрясшие устои великой Российской империи. Отрекся от престола царь Николай II, прозванный в народе “Кровавым”, создано Временное буржуазно-демократическое правительство во главе с А.Ф.Керенским, отец которого обучал знаниями Володю Ульянова, ставшего впоследствии большевиком № 1...

***

   Тихо в провинциальном заводском поселке. Только в определенные часы раздается гудок, возвещающий о начале и об окончании рабочей смены; да с колокольни Свято-Троицкого храма разливается мелодичный звук колоколов, который слышится по всей округе на многие километры...

   «Поет» паровозный гудок. В одном из вагонов - Павел Варфоломеевич Точисский. Задумчивый взгляд, тревожные мысли... Что ждет тебя в этом Богом забытом провинциальном заводском поселке?..

   Заводской поселок... Проживало здесь около 18 тысяч человек, одна больница на 15 коек, два здравпункта, в которых работали один врач и шесть медицинских работников, библиотека, клуб, десять (одноклассных) школ, частная гимназия. Единственный тротуар длиной 145 метров, проложенный от церкви до волостного правления. Лес да горы… Таким и встретил тебя поселок Павел Варфоломеевич... Задумчивый взгляд... Что тебя ждет?..

***

   Первым с кем встретился Павел Варфоломеевич Точисский, был его однокашник по гимназии Евгений Поленов, ставший в это время главноуправляющим округом Белорецких заводов. Эта встреча не принесла никому удовлетворения. Ведь один из них был в то время эсером, а другой убежденным большевиком. Хотя... Как пишет Евге­ний Константинович в своей автобиографии: “... в тринадцатилетнем возрасте я близко сошелся со своим одноклассником, старшим меня о по возрасту, Точисским, который впоследствии играл видную роль в партии большевиков и, в частности, в 1917и 1918 годах в Белорецке. Точисского я считаю своим идейным учителем. Беседы с ним, а равно прочтенный мною в то же время сочинения Лаврова и Чернышевского раз и навсегда определили мое мировоззрение, как последовательного коммуниста. Правда на философской основе первоначально не макрсизма, но народничества. В области политических взглядов ч тогда стоял горячим сторонником партии “Народной воли”.

   Здесь стоит заметить, что Евгений Константинович, будучи студен том Московского университета, дважды был исключен из оного за участие в студенческих волнений, а в 1892 году арестован Московс­ким жандармским управлением по обвинению в помощи политическим ссыльным, а затем по так называемому “Ахтуревскому делу" вскоре он связывает свою трудовую деятельность с уральскими заводами. В том числе с 1915 года работает секретарем правления “Акционерного Общества Белорецких заводов Пашковых”, в 1916 году - управляющий этих заводов, а в 1917 - главноуправляющий округом Белорецких заводов.

***

   Обратимся к тем событиям, которые происходили в нашем поселке и в районе в период до октября 1917 года.

   3 марта в поселке создается гражданский Комитет - орган власти буржуазно-помещичьего Временного правительства, председателем которого стал главноуправляющий округом Е.К.Поленов. В Тирляне в Комитет входили управляющий заводом Каненберг, управляющий железной дорогой Ефремов и доктор Репун.

   В то же время были созданы Советы рабочих депутатов как в Бело рецке, так и в Тирляне. Интересен факт: несмотря на упорную борьбу приехавших в наш заводской поселок П.В.Точисского и его сторон ников, победу одержали эсеры и меньшевики.

   В противовес этому Совету 7 апреля в поселке был организован комитет РСДРП(б) под председательством П.В.Точисского. К концу апреля в партийной группе состояло 28 человек. Комитет, чтобы уси лить свои позиции, выпустил первый номер “Листка Белорецкого комитета РСДРП(б)”, который был посвящен популярному изложении  программы большевиков.

   В июне на заводе был создан профсоюз рабочих и служащих, к котором состояло 3500 человек. Возглавил его Ф.Д.Бобров. Позже профсоюзы возникли в Тирляне, Инзере и в Авзяне.

   В это же время некоторые уезды Оренбургской губернии (Восточной Башкирии) были охвачены крестьянским движением. Так, например, жители Авзяно-Петровского, Тирлянского заводов Верхнеуральского уезда оказывали сопротивление по заготовке материалов для заводов на дачах заводоуправлений.

   В то же время рабочие усиливали свои требования к администрациям  заводов, контролировали производство. Так, например, ввиду отказа правления Инзерского горнопромышленного общества повысить заработную плату и принять меры по ремонту доменных печей, рабочие сместили управляющего заводами. Инзерский Совет рабо­чих депутатов совместно с союзом служащих назначил управляю­щим своего представителя и установил рабочий контроль над производством.

   За период с апреля по июнь 1917 года на предприятиях “Акцио­нерного Общества Белорецких железоделательных заводах”, а также на Зигазинском заводе по требованию рабочих было смещено 20 paбот ников из руководящего состава.

***

   Борьба между местным Советом и группой большевиков в поселке то затихала, то вспыхивала с новой силой. Так, в июле 1917 года, Белорецкий Совет, в лице его руководства, поддерживая Временное правительство принимает решение об аресте большевиков и выселе­нии Точисского в течение 24 часов. В решение был включен довольно-таки интересный пункт: “Об охране дорог от большевиков”, то есть как мы видим, большевики были приравнены к бандитам с большой  дороги. Многие из тех, кто в свое время поддержал небольшую группу П.В.Точисского, отошли от активной борьбы. Да было тяжело. И, чтобы не потерять остатки авторитета, в заводской поселок наездами появляются сплошь одни руководители большевистской партии. Так, например, 17 июня 1917 года наш поселок посетил и выступил с «пламенной речью» один из видных представителей большевиков Моисей Соломонович Урицкий. В своем выступлении перед обывателями  поселка он сказал: «Пока власть будет находиться в руках буржуазного Временного правительства, на русской земле не будет мира. Пока в Советах хозяйничают соглашатели-меньшевики и эсеры, народ не получит ни земли, ни хлеба”.

   В заключение “пламенной речи” он призывает белоречан возвра­щать солдат с фронта империалистической войны выгонять меньшевиков и эсеров из Советов, брать власть в руки народа.

***

   ... Тревожно, в неурочное время гудел заводской гудок 29 августа 1917 года. Черная страница в истории поселка и его железоделатель ного завода. Взорвалась одна из домен: горячий газ, вырвавшийся из печи спалил восемь человек. Не прошло и месяца, как в той же домне произошел второй взрыв - сгорело еще шесть человек.

***

   ... Холостой выстрел с крейсера “Аврора возвестил новую эпоху в многострадальной истории великой Российской империи. Большевики, воспользовавшись пустой говорильней новоявленных демократов - эсеров, меньшевиков и кадетов, бросив в народ лозунги типа “Вся власть - Советам!”, “Земля - крестьянам, заводы - рабочим! совершив переворот, захватили власть, которую удерживали на протяжении 73 лет.

   В Белорецк известие о взятии власти в Петрограде Советом paбочих и солдатских депутатов пришло 26 октября. И общее собрание белорецких рабочих вкупе с местным комитетом большевиков при соединилась к лозунгу “Вся власть - Советам!”, поддержав Петроградский Совет.

***

   Из воспоминаний тирлянца Д.В.Васильева: “После Октябрьского переворота образовался революционный комитет под председа тельством Точисского в Белорецке, а в Тирляне работал агент Точис ского Прямицын. Между прочим, Прямицын арестовал управляющего заводом Каненберга, доктора Репуна, лесничего Рутковского и еще некоторых обвиняя их в контрреволюционных замыслах. Точисский терроризовал все заводское население Белорецка. Прямицын по при меру Точисского действовал не менее решительно в Тирляне. Арес тованных решено было отправить в Уфу, где их ждала верная смерть. Дело еще было только в том, чтобы на вечернем собрании поставить вопрос об арестованных контрреволюционерах, но это уж была пустая формальность.

   Напуганное террором население голосовало бы так, как желал Пря мицын, но... на счастье арестованных, был в то время в Тирляне мос ковский агент с хорошей солидной рекомендацией. Он на вечернем собрании выступил с большой речью в защиту арестованных и дока зывал, что Советская власть вовсе не желает расстреливать людей без разбоpa, легко разбил все возражения Прямицына и добился того, что собрание голосовало против отправки. Арестованные были освобождены”.

***

   Несмотря на то, что власть в центре перешла в руки большевиков, и , местах еще долгое время в Советах оставались эсеры и меньшевики.

   Хотя, как говорят партийные документы того времени, уже в началеn ноября власть постепенно переходит в руки местных большевиков. Вот как об этом в письме от 7 ноября 1917 года сообщает в свой ЦК Павел Варфоломеевич: “Потратив массу сил, я, в конце концов добился того, что во время моих выступлений в Совете большинство бывает на моей стороне, но зато администрация, поняв “опасность” большевизма в рабочей среде, уволила меня без всяких мотивов со службы”.

   Пройдет еще немного времени и тот же Совет, на который так надеялись эсеры, примет решение: “Точисского П.В. избрать уполномоченным Совета и поручить Президиуму Совета потребовать от главного управления заводом восстановить Точисского на службе с освобождением от таковой для исполнения обязанностей Совета”. 11 декабря  тот же Совет принимает после продолжительных прений 90 голосами при 6 воздержавшихся историческую по своему решению резолюцию о переходе всей власти в Белорецком районе в руки Советов рабочих и крестьянских депутатов. Инзерский Совет возглавил А.Е. Белогуров, в Верхнем Авзяне председателем стал З.А.Гаев, а в Каге Т.П.Витушкин.

   Был также переизбран земельный комитет, председателем которого стал П. В.Точисский.

   В конце ноября - начале декабря в Петроград выезжала делегация во главе с А.Н.Пуховым, где обратилась за помощью к В.И. Ленину. Вождь мирового пролетариата с присущей ему вежливостью ответил: “У вас есть толковый большевик, товарищ Точисский, он знает, что нужно делать. Мы ему верим”. И тут же по его личному указанию делегаты получили необходимую сумму для выдачи зарплаты ра­бочим.

   Как видим, Ильич сказал: “Мы ему верим!” И, кстати, верили. Правда не все. Приведем небольшой отрывок из корреспонденции местного обывателя Титова, напечатанной в “Уральском технике* от 1 сентября 1918 года: “Хочется поделиться не фактами, не новостями, а так настроением. Настроением сочувствия обывателя. Вероятно, известно, что Белорецкий завод фактически находился во власти Павла Варфоломеевича Точисского - комиссара Белорецкого военного штаба. Так вот, несколько слов о Точисском. Из мимолетных наблюдений вырисовывается седовласый старик низкого роста, несколько обрюзглый с опущенными книзу (по-запорожски) усами, коротко остриженными седыми волосами. Лицо с правильными чертами, жесткими серыми глазами маньяка, безумца порой. Жутко было поймать взгляд этих остановившихся стекловато выцветших глаз. Глухой и однотонно грубоватый голос, себе в бороду, призывал на со браниях и митингах признать: “Сила выше права, да и вообще нет  права, есть только сила и насилие. Насилие над пролетариатом, должно быть сменено насилием над буржуазией и саботажниками". Порой эта сила демонстрировалась на собраниях вороненным браунингом в его руках.

   Рабочие в массе трепетали, какое-то подавленное удивление широ кими штрихами было разбросано по улицам обывателей Белорецка Прибавьте к этому транспорты оружия, орудий, ящиков, разъезды. передвижения большевиков, вооруженных до зубов револьверами ружьями, бомбами, шашками, словом, что не большевик, то целый арсенал.

   О, долго будет помнить обыватель этот заводской гудок, что сгони и часами и днем, и ночью, хватая за сердце. А тут еще слухи, шепот о расстрелянных интеллигентах, рабочих, аресты и боязливые рассказы над арестованными и убиваемыми”.

   Возможно читателю трудно поверить в это. Но к сожалению, не­смотря на то, что большевики хотели представить себя с лучшей сто роны были огрехи и у них.

   Из воспоминаний К. Валавина, старожила нашего города: «В то время, когда происходили эти события мне было одиннадцать лет. В начале зимы 1918 года, население нашего завода потрясло известие о расстреле четырех человек: мастера котельного цеха сталепроволоч ного завода Афанасия Яковлевича Ульянова, Ивана Малова, Ковту новского, а фамилию четвертого я не могу вспомнить.

   Я расскажу немного о том, как забирали Афанасия Яковлевича Ульянова, который приходился моему отцу свояком и был моим крестным.

   В тот роковой день под вечер, я попросил разрешение у родителей  навестить крестного и отправился к нему. Дома его не оказалось, он был на собрании. Около девяти часов вечера Афанасий Яковлевич пришел и мы все стали ужинать. Через некоторое время в дом вошли два вооруженных человека с винтовками. Один из них, Михаил Белышев, работал в котельном цехе вместе с моим крестным. Белышев, посмотрев на Ульянова, сказал: “Афанасий Яковлевич, собирайтесь, тем с нами”. Так под конвоем они его и увели.

   Всю ночь мы не сомкнули глаз, ждали дальнейших событий. Утром, часов в девять, мой отец на санях привез крестного. Он был мертв. Тут же занялись похоронами. Ближе к обеду подъехали двое   конных, которые сказали: “Если через два часа не захороните, то мы его заберем, обольем бензином и сожжем”.

   Тут же сообщили отцу, который в это время копал могилу, о приезде конных и их приказе. Отец быстро приехал, положил крестного в короб и увез на кладбище, где по изготовлении гроба мы его похоро­нили”.

   Как видим, уже в начале 1918 года большевики начали применять репрессии, которые впоследствии расцвели “пышным букетом” в тридцатые годы, во времена любимого всеми “отца народа” И.В.Сталина…

***

   Итак, январь 1918 года. Третий месяц великого переворота, внесшего  коренные изменения в судьбы не только российских граждан, но и всего человечества. Какие же события происходили у нас в поселке и в районе в этот момент?

   Партийная группа насчитывала 102 человека. Павла Варфоломеевича Точисского, как представителя славной плеяды белорецких большевиков, избирают делегатом на Уральскую областную партконференцию, которая проходила в Екатеринбурге.

   Авзяно-Петровские заводы выходят из подчинения Зигазино-Комаровскому Акционерному Обществу и переходят в ведение временнго рабочего управления, которое создали сами рабочие.

   Был национализирован Зигазинский завод, принадлежащий М.В. Асееву.

   16-17 января проходит съезд Белорецкого промышленного района. Исходя из закона о земле съезд признал, что «ввиду близости весны и общего бесхлебья, необходимо немедленно привести в исполнение декрет народных комиссаров: взять всю землю, леса, луга и пахотные земли по каждой волости в свои руки со всем богатством». Съезд приветствовал действия Авзяно-Петровского и Кагинского волостных Советов по осуществлению декретов о земле. Призывал не останавливаться на полдороге, «брать всю землю у помещиков и акционерных обществ, владеющих заводами».

   И брали. Сколько могли и как могли. Вновь обратимся к коррес понденции Г.Ти гова: «Вот способ взимания контрибуций, обобран неоднократно, приходят, может быть, уже за остатками. Упрямиться арестуют и сажают в ледник. Ночью, рядом разговаривает караул о «назьмах» - это место вечного успокоения провинившегося и расстрелянного «буржуя». Стучат... ведут в сторону «назьмов» и требую! уплаты положенной контрибуции и приводят... в штаб. Есть случаи помешательства от такого маршрута, кажется в Тирлянском заводе. Как было жить и как работать».

   Небольшой уездный городок Верхнеуральск. Именно здесь сосредоточатся основные силы казачьих войск во главе с атаманом Дутовым, которые начнут активные боевые действия против красных отрядов, находящихся в Белорецке. А пока... В заводском поселке создается дружина боевой организации народного движения (БОНВ). Командиром назначен И.И.Волков, помощником Н.Ф.Горшенин.

   В своих воспоминаниях И.И.Волков пишет: «Вокруг Белорецка формировались отряды дружинников - на Узянском, Авзянском, Инзерском заводах, в деревне Серменево. В них вступали рабочие и крестьяне - русские, башкиры, татары и т.д. Организатором дружины в Серменево был III.М. Даутов, он же председатель волостного ревкома».

   В это же время в газете «Уральский рабочий» появляется корреспонденция П.В.Точисского за подписью «П.Твердый»: «Кру гом г. Верхнеуральска до полусотни хуторов, заселенных пришлыми крестьянами. Станичное управление рассыпало по всем хуторам повестки, а казаки сгоняли крестьян в город и там отбирали у хуторян подписи, что все они будут голосовать на выборах в Учредительное собрание за список «2», во главе которого стоят атаман Дутов и иже с ним...

   С одной стороны, благодаря разгрому атаманом Дутовым Оренбургское бюро большевиков (не без участия эсеров и оборонцев), и саботажу почтовиков - с другой, Белорецкий комитет РСДРП боль­шевиков оказался отрезанным от всего мира...».

   Вcё чаще и чаще тревожно гудел заводской гудок; все чаще и чаще были слышны пулеметные и винтовочные выстрелы в окрестностях Белорецка...

   Вскоре, несмотря на то, что П.В.Точисский собирался уехать из посёлка, на его имя приходит письмо от ЦК большевистской партии, в котором указывалось о необходимости остаться в поселке для продолжения борьбы с контрреволюционными силами: «В настоящее время не приходится говорить о Вашей поездке или перемещении в другое место просто потому, что крайне важно вести работу у вас на месте. Оренбургская губерния является крайне важным пунктом, и Ваши силы несомненно могут оказать крупное содействие в этом отношений».

   На Третьем окружном съезде Советов, который прошел в нашем поселке, приняли участия представители Инзерского, Кагинского, Узянского и других заводов и поселков. Вот несколько строк из постановления съезда: «2. Из докладов с мест, между прочим, усматривается, что, несмотря на резолюцию 2-го районного съезда 16-17 января 1918 года, положение на Инзерском и Лапыштинском заводах мало чем отличается от положения, бывшего до указанного съезда. На этих заводах по-прежнему ощущается сильный недостаток денег, отсутствие достаточного запаса хлеба в довольно острой форме нервирует население ибо если к 15 марта удастся пополнить этот запас на 3 месяца, неминуем продовольственный кризис, так как состояние путей сообщения в период с указанного числа до июня ни в коем случае не допустит подвоза хлеба.

   В виду изложенного, съезд принимая во внимание краткий заготовочный период, критическое положение на данных заводах, считает долгом еще раз подтвердить резолюцию 2-го съезда и немедленно сообщить настоящее постановление Уфимскому Губернскому Народ­ному Комиссару.

   3. Заслушав доклад делегатов от Кагинского завода, съезд постановил  обратиться к областному комитету, дабы последний, в видах и негосударственных интересов, нашел средство и инструкторов для  восстановления доменного производства в Каге по последнему слову техники, объявить этот завод национальной собственностью, передав его в руки самих производителей - рабочих.

   5. Заслушав предложение о посылке делегатов в Катайскую область на имеющий быть гражданский сход по случаю объявленной автономий Башкирий, постановлено: в Катайскую область делегировать Козлова, в ближайшие к указанным заводам деревни - Селиванова и Епифанцева, в район Инзерского и Лапыштинского заводов Шишкина и Журавлева».

   В противовес эсеро-меньшевистскому Совету группа большевиков создала в поселке Военно-революционный комитет (ВРК). В его состав вошли: Горшенин, И.Волков, А.Пирожников, Е.Н.Мамыкин Председателем комитета был избран П.В.Точисский. В первый же день своего существования комитет направил главноуправляющему заводами округа следующее отношение: «... принять немедленно самые энергичные меры, дабы все дела по заводу шли полным ходом и были бы обеспечены необходимыми материалами. В противном случае мы вынуждены будем принять меры к национализации всего округа».

   Таким образом, началась яростная борьба между гражданами старой и новой России. Вот некоторые ее моменты. Из корреспонденции того времени Г.Титова: “Расстрелян член нашего Союза (эсеровского - А.Т.) Михайлов, хотя забегая несколько вперед, нужно сказать правильнее - замучен и зарублен. Как сейчас вижу молодое спокойное лицо докладчика о каком-то съезде. Теперь он навеки замолк. «Не плачьте над трупами павших борцов». Труп Михайлова был найден в колодце. Можно видеть сабельные удары в области лица штыковые и огнестрельные раны в грудь... Около же этого времени в недельный или трехдневный срок от Управления и техников были потребованы Точисским доклады о причинах падения производительности и программы работ предприятия на 1918 год. Точисский грозит и расстреливает, и еще требует работы. Патрулям по дорогам отдается  приказ зорко следить за администрацией предприятия, чтобы не сбежала. Администрацию, техников открыто зовут контрреволюционной сволочью и саботажниками”.

   Н.Иванов в корреспонденции «Из впечатлений о Белорецком заводе» (газета «Вперед», № 54 (279) от 23 марта 1918 г. писал «... В Уфу был послан делегат за оружием, ввиду того, что по Белорецку распространились слухи о приближении сюда Дутова. Переда­чи по телефону на некоторые заводы, чтобы выслали помощь красногвардейцев в случае прихода дутовской банды.

   Когда ездивший делегат привез оружие, то немедленно были везде расставлены посты из боевой дружины.

   Теперь здесь избран штаб боевой дружины, начальник штаба и Временный Военно-революционный комитет для того, чтобы укрепить окончательно Советскую власть».

   Впоследствии такие же дружины были созваны и в окрестных заводских поселках Белорецкого района.

   Постепенно большевики все больше и больше усиливали власть в округе. Народ, уставший быть «рабом» и «скотиной» потянулся к тем, кто пообещал рай на земле. А каким будет этот «рай» он узнает позже. А пока...

   1 апреля в Белорецке был создан первый большевистский Совет, председателем которого избрали Ф.К.Алексеева. А уже 5 апреля исполком Белорецкого Совета рабочих депутатов принимает обращение к населению, в котором говорилось:

   «Всем гражданам Белорецкого Совета!

   Исполнительный комитет Белорецкого Совета объявляет, что с 1 апреля нового стиля вся власть перешла в руки народа, то есть Совета...

   Лица, покушавшиеся на власть Совета с оружием, немедленно бу­дут караться оружием!»

***

   Весна. Природа постепенно оживала от зимней спячки. Вовсю бурлила политическая жизнь новой России. На фронтах гражданской войты, где отец шел на сына, брат на брата шли яростные бои.

Наденем-ка фляги

и ранцы,

Патроны и сабли

' возьмем

И вместе товарищи -

 братцы,

На наших тиранов пойдем.

 

   Еще не был убит царь Николай Романов, да и сам Точисский еще был жив, но постепенно “костлявая” протягивала свои клешни к тем, кто стоял на самой вершине революционного Олимпа.

   В поселке по-прежнему тревожно гудел заводской гудок, по-пре жнему народ бушевал на митингах и собраниях, но задумчиво глядел в сторону Верхнеуральска П.В.Точисский, где в это время собиралось белое воинство в лице казаков и их предводителя атамана Дутова...

   Предвидя ожесточенные бои, новым большевистским советом был издан указ о создании Боевых Дружин Народного Движения.

   29 мая Павел Варфоломеевич доложил Уфимскому губернскому штабу БОНД:

   «Опираясь на постановление третьего районного съезда в Белорецке, избравшего в моем лице председателя районного бюро, которое за короткий срок сумело организовать на местах комитеты Российской коммунистической партии большевиков и боевые дружины при них, считаем своевременным объединить все боевые дружины как существующие, так и вновь возникающие, в Белорецкий военный округ во главе с главным военным штабом в Белорецке.

   При этом Белорецкий Военно-революционный комитет упраздняется главным штабом округа с 26 мая 1918 года. До съезда начальников дружин в Белорецке я, как председатель В.Р.К., и как председатель районного бюро, принимаю на себя обязанность начальника главного штаба округа...

... При сем прилагается обращение к военным организациям заводов округа: Узянскому, Тирлянскому, Зигазинскому, Петровскому стекольному, Авзяно-Петровскому - Верхнему и Нижнему, Инзерскому и Лапыштинскому».

   Так, в период мая 1918 года на всех этих заводах были созданы боевые дружины. А уже в конце мая первые их отряды ушли на защиту интересов «Мировой пролетарской революции».

   А в это время новая большевистская Россия, получив небольшую передышку от заключения Брестского мира, вступила во вторую стадию гражданской братоубийственной войны.

   А Белорецк уже отправил на фронт свыше 1800 человек. Воевать и проливать свою кровь за идеи большевиков, за идеи новой России…

   И в это же время по очень «архиважной» просьбе, как любил в своих пламенных речах говорить любимый наш Ильич, с Авзяно-Петровских заводов были отправлены барки чугуна для Сормовских заводов.

   Вог как об этом событии в истории нашего города вспоминает бывший комиссар этого каравана М.Ф.Павлов: «В пути над караваном все время висела опасность быть захваченными белочехами и белогвардейцами, требовавших пристать к берегу. Караванный Домнин умело провел барки под пулями. В Уфе при содействии местной подпольной организации, обманувшей белогвардейцев, дали еще буксир и с двумя пароходами продолжили путь к Волге. В Нижнем Новгороде пришвартовались к одной из пристаней в районе Сормовских заводов. Чугун прямо с барок поступал в остывшие мартены. Он немедленно переплавлялся в сталь».

   …В конце мая на Белорецкий завод был командирован областной комиссар труда А.А.Андреев, как говорится, для оказания помощи советским, партийным и профсоюзным организациям в налаживании производства. О его работе в наших краях можно узнать из переписки с женой.

   «Приехали в Белорецк... Здесь к нам проявили больше внимания, устроили на квартиру, то же самое и со столом. Со стороны деловой они (т.е. жители. - А.Т.) прислушиваются, что им говорят представители, и проводят то, что им говорим. Сил здесь, как и везде, очень мало, чем и объясняется плохая постановка работы. Совет довольно революционный и такая революционность Совета необходима потому, что Белорецк находится в центре дутовского царства... Утром в 8 часов отправились на Белорецкий гвоздильный и проволочный заводы, для установления правильного рабочего контроля и осмотра самого производства. Побывали там более четырех часов и толковали с фабрич­ным комитетом о правильной постановке работы и ознакомились детально с самим производством, как вырабатываются гвозди и вытягивается различного сорта проволока...

   Только что вернулся с делегатского собрания союза металлистов, на котором проводил реорганизацию союза на новых началах.

   Завтра в час дня состоится общее собрание рабочих двух заводов, на котором мне предстоит сделать доклад по текущему моменту, а в четыре часа - пленарное собрание всех организаций, в том числе и Совета, на котором и решим вопрос о национализации округа.

    ... Сам же Белорецкий завод, окруженный населением в 35 тысяч человек, раскинут у подножия высоких гор, покрытых сплошь богатой растительностью, проходящая в самом Белорецке река Белая образует большое красивое озеро. Западная сторона открывается  огромной долиной и только далеко-далеко виднеются горы...»

   Итогом пребывания областного комиссара труда была принятая 7 июня 1918 года, на общем собрании рабочих Тирлянского завода резолюция о текущем моменте: «Общее собрание рабочих Тирлянского завода, заслушав доклад, по текущему моменту, считает, что самым главным злом является хозяйственная разруха.

   Собрание постановляет поэтому самыми энергичными мерами бороться с разрухой, для чего необходимо введение трудовой дисциплины во всех отраслях производства.

   Видя, что только с выполнением всеми и каждого своего долга и своих обязанностей поднимается производительность производства, улучшается экономическое положение нашей республики и сознавая угрозу контрреволюционной мировой буржуазии и капиталистов про­тив социалистической России, решили расширить организацию Красной Армии и ввести всеобщее обучение и в случае опасности всем как один, встать в ряды Красной Армии на защиту революции и Советской власти».

   Далее прослеживая работу большевиков в нашем районе, обратимся к воспоминаниям участников тех событий.

   Из корреспонденции Г.Титова: «Не знаю, что было бы дальше если бы не грянул там где-то чехословацкий гром, когда все внимание было обращено туда и Белорецк отодвинулся на задний план деятельности Точисского. Начались опять формирования, мобилизация чле­нов партии и т.д. Открыто заговорили о движении среди казачества против Советской власти, пошли слухи о расправах с восставшими и колебающимися, наконец, и в первых числах июля вошли отряды Каширина».

   Итак, в поселок постепенно из разных мест слетались красные «орлы», разбитые белым воинством. Здесь в Белорецке началось объе­динение красных отрядов в «единую, могучую и непобедимую партизанскую армию».

   Павел Варфоломеевич Точисский, как комиссар Уральского областного военного комиссариата, дал справку в Уфимский военкомат о том, что на Белорецком заводе значилось две тысячи бойцов с шестью пулеметами. И что самое интересное, многие бойцы, помимо ох­раны поселка не оставляли свои рабочие места. Таким образом, как мы видим, Павел Варфоломеевич делал все зависящее от него для охраны нашего поселка от редких, но все более настойчивых попыток в захвате белоказачьими отрядами Белорецкого завода и близле­жащих поселков.

   В книге И.Ф.Плотникова «Смута» читаем: «В Белорецком ок­руге была хорошо отлажена хозяйственно-снабженческая система. Поддерживались и тогда, при усилившихся колебаниях середняков, отношения взаимопонимания, взаимопомощи между рабочими и значительными массами крестьянства, включая башкир и татар. Вот по­чему не только в марте, но и позднее в июле 1918 г., Белорецкий округ являлся притягательной силой для просоветски настроенных верхнеуральцев».

   В это время председателем исполкома Верхнеуральского уездного Совета становится бывший казачий офицер, участвовавший в борьбе с дутовцами Иван Дмитриевич Каширин. В то время также и коман­дир Верхнеуральского казачьего отряда. Вскоре в район Верхнеуральска отступил отряд под командованием Н.Д.Томина, пришедший сюда из-под Троицка. 24 июня отряды объединились. Назначив команди­ром объединенных отрядов И.Д.Каширина, они в ожесточенных боях попытались пробиться к Троицку, но под натиском белоказачьих отрядов были вынуждены отступить к Белорецку. В той же книге И.Ф. Плотникова мы читаем высказывания по этому поводу И.Д.Каширина:  «Мы опирались на Белорецк, как на рабочие массы. Предполо­жим, если бы вместо Белорецка были не рабочие массы, а казачий город, то мы бы туда не пошли. Мы пошли через завод и мы эту опору получили».

   И еще, именно в это время, как такового засилья «левых эсеров» у нас на заводе уже не было, т.е. коммунистическая прослойка во главе которой стоял Павел Точисский, полностью завладела ситуацией.

   8 июля в поселок вступил объединенный отряд под командованием Ивана Дмитриевича Каширина.

   Вот как об этом пишет Н.Худовеков в своей книге «Звезда отца»: «Кумачовая рубаха, темно-синие галифе, шашка в ножнах, отделанных серебром - весь этот броский наряд выделяет Ивана среди казаков, вместе с которыми он въезжает сейчас на светло-серой лошади в Белорецкий завод.

   Отряд сопровождает песня. Казаки в передних рядах потягивают «Из-за острова на стрежень», дальше в последующих, слышится что-то неразборчивое, но создается впечатление, что одно и то же поет все пятитысячная колонна, растянувшаяся по многим улицам и улочкам поселка.

   А Иван Каширин со своим штабом уже на Церковной площади. Останавливает лошадь, отрывисто бросает казаку, все время ехавшему рядом с ним:

   - Читай приказ.

   Тот начинает голосом, по которому сразу чувствуется, что это женщина в казачьем обмундировании:

   - «Я вождь трудового народа, Иван Дмитриевич Каширин, приказываю сего дня и числа мое красное воинство прибыло на Белорецкий завод…»

   Вот таким своеобразным «вождем трудового народа» предстал перед белоречанами Иван Дмитриевич Каширин. Белоречане тоже не остались в стороне. Точисский подарил ему булатную шашку. На что Иван Каширин… тут же бросает командным тоном:

   - Спасибо, спасибо, ты позаботься, чтобы моих людей расквартировать, они устали, в отдыхе нуждаются. Овес для моих коней передай начальнику штаба. Есть же у вас на складах овес?

   Точисский сразу  озадачен:

   - Овес для заводского транспорта...

   - Так у вас ни одной лошади не осталось.

   - Я не знаю, откуда у вас такие сведения, товарищ Каширин, - Точисскому не хочется с первого разговора идти в пику, он смягчает тон. – Овсом мы своим поделимся, но я единолично решить этот вопрос не могу. На заводе есть рабочий контроль, профсоюз...

   - Ты, что, - прерывает его Каширин, - политграмоту мне читать собрался? - Отходит в сторону к своим».

   Пройдет пятнадцать лет и на одном из заседаний в Уральском землячестве при музее РККА в Свердловске (ныне Екатеринбург),  некоторые из очевидцев тех событий припомнят Каширину этот овес, утверждая при этом, что  именно из-за него начались перепалки между ним и Павлом Варфоломеевичем. Овес оказался «колючим».

   С первых дней пребывания отряда И.Каширина в нашем поселке тяжелые отношения сложились между вновь прибывшими и бойцами белорецкой боевой дружины. Впоследствии один из очевидцев, боец Верхнеуральского отряда, вспоминал: «В то время впечатление о Белорецкой организации у меня было такое: человек растерян и ничего не понимает. Я встречался с отдельными товарищами в Белорецке, с большевиками, которые давали самую лучшую характеристику Точисскому, и, в то же время они прислушивались и к другому мне­нию. Командование говорило, что он бандит и его нужно расстре­лять».

   Таким образом «костлявая» все ближе и ближе подступала к Пав­лу Варфоломеевичу.

***

   ...А в это время в одном из домов идет гулянье. Каширин гуляет со своей приближенной братвой. Льется в стаканы самогон, поются разудалые песни. Воспользовавшись этим моментом к Каширину приходит делегация местных купцов с жалобой на беззакония, которые творят П.В.Точисский и его приближенные: «Вождю трудового наро­да Ивану Дмитриевичу Каширину. От заводских техников и обывате­лей Белорецка. Просим защитить нас от Павла Точисского – комиссара Белорецкого военного штаба. С марта месяца начались аресты, попали купцы и торгаши...»

   Выслушав посланника, Каширин вскакивает. Его лицо багровеет. Он кричит:

   - Вы что же это меня с комиссаром Точисским хотите лбами столкнуть? Нет, не выйдет! Пшел вон, делегат чертов, да скажи моей доброте, я бы тебя...

   Безжалостно, на мелкие куски рвет послание купцов.

   - Я красный командир, а не шут гороховый!

   Тогда противники Точисского придумывают довольно-таки инте­ресный ход. Они предлагают Каширину, чтобы тот забрал у Точисского крупную сумму денег (где-то около пяти миллионов рублей). Каширин с ходу заинтересовался этим предложением. А здесь еще подкидывают одну версию, суть которой заключается в том, что Точисский и его семья сидят на мешках, готовые отбыть из поселка в неиз- вестном направлении, захватив с собой, некоторых из своих особо приближенных. Естественно, Каширин верит этому безоговорочно. И после вечернего заседания, состоявшегося 9 июля, отправляет отряд к дому Павла Варфоломеевича для наблюдения за ним и за его семьей. Мы не будем утверждать, говорил ли Иван Дмитриевич об убийстве или нет, но на наш взгляд посылкой к дому отряда была в какой то мере предрешена судьба Павла Варфоломевича и его соратников Как вспоминают очевидцы, по пути следования отряда к нему присо­единилась толпа, в которой находились жаждущие крови «первого белорецкого большевика». И остановить которых было практически невозможно. В ту ночь с 9 на 10 июля и прогремел роковой выстрел...

***

   Дадим слово очевидцам тех событий, описанных как представите лями партии большевиков, так и тех, кто стоял по левую сторону бар рикад.

   Перед нами запись беседы местного краеведа Р.А.Алферова с непосредственной участницей тех событий бывшей эсеркой Ниной Емельяновной Гусевой, сделанной в начале пятидесятых годов прошлого века.

   «- Мне тоже ведь не все известно. Обвиняли и обвиняют по неути хающим разговорам, в гибели Точисского - эсеров. Так-то оно так. Но - каких? Не одних белорецких. Надо и верхнеуральских. Пожалуй, даже больше их. Были разговоры якобы белорецкие эсеры Поленов, Михайлов и Шрамков вынашивали план убийства Точисского. Неверно это. Я от них самих слышала недовольство Точисским, но чтобы речь шла о физическом уничтожении - не приходилось. Более того, однажды, помнится, управитель заводами Поленов, когда-то школьный товарищ по Петербургу, высказал опасение, что как бы, пробивающиеся к власти некоторые лица не учинили физическую расправу над Точисским... Точисского, как я понимала, они хотели выпроводить из Белорецка любыми путями. Потому и разжигали всякими слухами неприязнь и ненависть к большевикам, а заодно к Точисскому.

   Когда в Верхнеуральске появился Дутов, там, со слов Михайлова возник «центр по свержению антихриста Точисского». Не берусь утверждать кто был организатором, но знаю, что некоторые белорецкие купцы, в частности Копьев, поддерживали с ним связь.

   В ту пору да и поныне говорят об Иване Каширине, как виновнике убийства Точисского. Думаю, что дело не в нем или не столько в нем Когда летом 1918 года в Белорецк прибыл отряд Каширина, между ним и Точисским сразу же возникли разногласия. Ими воспользова­лись и белорецкие, и верхнеуральские противники большевистской власти. В штабе Каширина пребывали бывшие офицеры царской ар­мии. Один из них - Пичугин, интересный был, обращающий на себя внимание. Вот он по прибытию каширинского отряда ходил по адре­сам и заинтересованно устанавливал связь с местными эсерами».

   И.Ф.Туманов отмечал, что штаб отряда партизан «заранее пригото­вил план, белорецкое внутреннее селение было обставлено заставами Верхнеуральского и Троицкого отрядов, атакованы ревком, партком, куда были направлены дулы орудий. Здесь начался арест партийцев- руководителей под руководством белорецких эсеров и меньшевиков. Был убит Точисский. Утром пошел погром в Белорецке».

   Г.Титов из корреспонденции из «Уральского техника»: «По­шли толки о готовящейся каре для Точисского. Действительно в одну из ночей раздался призывной гудок завода, по расписанию означав­ший всеобщую мобилизацию. Вступившие войска незнакомые с гуд­ками, что называется взяли на «караул» и потребовали, очевидно, объяс­нений от Точисского под угрозой ареста. При аресте Точисский пы­тался оказать вооруженное сопротивление, за что был убит у себя на квартире, а через сутки на свеже-смоленной телеге свезен и брошен в яму для павшего скота обывателями Белорецка. Через 2-3 дня заго­ворили орудия в Тирлянском заводе».

   Из воспоминаний жителя пос. Тирлян Д.К.Васильева: «Дик- I втор Точисский был убит предводителем отряда красных Кашири­ным. Вскоре был убит и Прямицын (председатель поселкового Сове­та). 10 июля в 6 часов вечера казаки из Верхнеуральска произвели нападения на Тирлян. Нападение было неожиданным: красные бежали в Белорецк. Утром, на другой день началась стрельба; на казаков, занявших Тирлян делал наступление отряд красных под начальством Каширина. Перестрелка началась за Низовкой. С той и другой сторо­ны трещали пулеметы. К полудню казаки отступили за Бельский мост, к городскому пруду. Красные заняли Тирлян и железнодорожную линию. 12 июля утром загорелась Низовка от артиллерийского снаря­да и начался пожар. Тушить было некому: жители, напуганные перестрелкой, покинули свои дома, бросив все на произвол судьбы. К полудню пожар широкой полосой прошел до реки... Жители со свои­ми пожитками поспешно скрывались за Тирлянский пруд. Оставались в домах старики и старухи, которые не дорожили своей жизнью. К счастью, в 3-4 часа по полудню, набежала тучка, пошел дождь и пожар прекратился».

   ... Вернемся все же к событиям июльской ночи 1918 года. Boт еще один отрывок из воспоминаний И.И.Волкова, занимавшего в то время не последнюю ступень в большевистской иерархии нашего поселка.

   «Кулачье, буржуазия, эсеры праздновали победу. Но им этого было мало. Когда т. Каширин собрал на базаре сход, вся эта контрреволюционная банда, кланялась по пояс Каширину и благодарила его за тo что он помог «убрать антихриста Точисского», требовала разрешения Каширина расправиться с «обломками Точисского», т.е. с оставшимися в живых его лучшими учениками.

   Каширин не разрешил, сказав:

   - Раз голову сняли, так и с хвостами справимся.

   И пригрозил за самосуд расстрелом на месте.

   Весть об убийстве Точисского пронеслась по всему округу. В каждом заводе, поселке большевики пали духом, а контрреволюция подняла головы. Некоторые видные большевики тоже пали жертвой обнаглевшей «базарной буржуазии».

   Так были убиты: председатель Узянского Совета, член Окружного бюро большевиков т. Портнов, начальник штаба боевых дружин Инзерского завода т. Ехлаков и другие.

   Контрреволюция ликовала. «Гроза», т.е. Точисский и часть его «обломков» уничтожены. Наступило опять царство эсеров, купцов и кулаков.

   Не с оркестром музыки, не с похоронным маршем хоронили его Нестройные колонны с красными знаменами сопровождали его труп. Нет, ничего этого не было. Его похоронили как бандита. Хуже. Его хоронили, как самую опасную заразу для рода человеческого.

   Труп Точисского бросили на телегу из-под дегтя, верхом в него усадили известного в округе дурачка Ванюшку Пестова. И повез он тело одного из видных революционных деятелей на место свалки павших животных. По улицам Белорецка эту процессию сопровождали толпа. Наняли вечного пьяницу по кличке Никаныч, который заверну и убитого в рогожу, облил дегтем и сжег. Последним “прости” над “мо­гилой” борца было его пьяное мычание».

    Подводя итог этому убийству, можно сказать словами самого Ивана Дмитриевича Каширина, сказанного им в 1932 году: «... у старика только одна колокольня: хочет умереть и действительно он умер».

   Но, несмотря на все эти события, Иван Дмитриевич сумел переси­нить самого себя и уже на митинге 10 июля он дал отпор врагам Советской власти, дав добро на арест самых активных участников убийства большевиков.

   В это время в поселок вошли отряды Николая Каширина и Василия Блюхера, а также ряд отрядов, присоединившихся к ним по пути следования. В поселке началось формирование 270-го Белорецкого полка, который состоял из боевых дружин рабочих Белорецкого, Узянского, Кагинского, Тирлянского заводов, численностью 1200 человек.

   16 июля, объединенные в единую армию под командованием Н.Д. Каширина, они попытались прорваться через Верхнеуральск, чтобы соединиться с регулярными частями Красной Армии.

   О том как принималось решение о предстоящем походе, мы можем прочитать в книге И.Ф.Плотников «Легендарный рейд»: «Блюхер заявляет, что его отряд стремится к центру. Томин то же говорит о своем отряде. Каширин Иван говорит, что за железной дорогой  нас ждет неизвестность, но двигаясь по заводам, мы настолько усилимся, что сможем пойти и в хлебородные губернии.

   Каширин Николай заявляет, что его отряд желает похода на Верхнеуральск и Троицк, основываясь на том, что подавляя контрреволюционные силы здесь, мы тем самым наносим пользу общему делу. Кро­ме того, бороться надо там, где опаснее, чтобы больнее сразить врага. Учитывает он и настроение отряда, желающего идти к родным местам.

   Блюхер возражает, что, двигаясь на Верхнеуральск, мы в нем ослабим свой отряд ушедшим по домам, а продолжая поход на Троицк, сможем растерять весь Верхнеуральский отряд. Возможно, что с оставшимися силами дальнейшие боевые операции станут немыслимы­ми».

   Что ж, предложения Блюхера оказались не беспочвенными. Отрядам, несмотря на взятие горы Извоз и то, что Верхнеуральск был оставлен белыми, пришлось вернуться обратно в наш поселок. Причи­ны были такие: во-первых, нехватка боеприпасов, во-вторых, были оставлены многие города, в т.ч. Екатеринбург, а в-третьих, надежда на восстание в казачьих станицах не оправдалось. Вдобавок был ранен и главнокомандующий объединенными отрядами Николай Дмитриевич Каширин.

   После его ранения командование (временное) взял на себя его брат Иван Дмитриевич, который издал несколько приказов. Один из них мы и приводим ниже:

   «Беднота Верхнеуральского уезда! Мы, красноармейцы, защитники ваших интересов, шли к вам с мыслью вырвать из поганых когтей буржуев и их друзей офицеров... Но подойдя к городу, мы убедились, что свобода вам не дорога, что вы охотно согласились снова быть рабами господ, буржуев и их высокоблагородиев... Итак, мы вам не нужны; кланяйтесь низко «их превосходительствам»... Мы уходим, а вы, беднота, а вы, сволочь поганая, мерзавцы офицеры во главе с Дутовым и старым волком Енборисовым и вы, буржуи, проклятым кровососам, придется злорадствовать и радоваться: настанет время, когда мы будем срывать с вас образованные, умные, хитрые и подлые башки, а ваше изнеженное барское тело бросать на съедение собакам.

Штаб Красной Армии. Ив.Каширин».

   Итак, партизаны были готовы выступить в поход. Они ждали только одного, когда их командиры решат, в какой из дней выйти из поселка и двинуться в сторону, где бы они могли соединиться с основными частями Красной Армии.

   Обратимся к воспоминаниям одного из свидетелей этих событии воевавших на стороне белого движения Романа Борисовича Гули В 1992 году в «Военном издательстве» вышел сборник его произведений под общим название «Ледяной поход». Отрывок из которою мы и приводим ниже читателю.

   «Летом 1918 года о Блюхере, бросившемся на помощь зажатым Дутовым красным, у белых уже пошла молва, как о «немецком лей тенанте». В раскаленный жар, доходивший до 35 градусов, когда от солнечного удара гибли люди и лошади, торопясь на выручку партизанских «Боевых организаций народного вооружения», Блюхер ехал верхом по безводным степям впереди своего интернациональною войска. Вел его быстрыми переходами. И в момент, когда сопротив ляющиеся Дутову красные, взятые белыми в кольцо, в Оренбургских степях уже изнемогали, к ним неожиданно под Белорецком с двух сторон подошла помощь. С одной Блюхер. С другой - Николай Каши­рин, авантюрный красный командир, подъесаул оренбургского каза­чьего войска.

   Под жарким небом, в степях, цветших ирисом и тюльпанами, разыгрались жестокие бои у Дутова с Блюхером и Кашириным. В отча­янных степных атаках, в рубке на всем скаку сходились здесь с бе­лыми офицерами, башкиры, киргизами навербованные Блюхером мадьяры и немцы, белые казаки-отцы с красными сыновьями; теперь это - смертельные враги.

   «На взмыленном коне летит отец на сына, оба казаки, оба знают приемы, когда-то первые уроки давал сыну отец, а сейчас он ловким казацким ударом раскроит сыну череп. Но сын скрылся за коня, оста­ваясь на одном стремени, держась за луку; шашка разрезала воздух, сын поставил на дыбы коня, повернул за отцовским; момент - и плеть накинута на шею отца и сын крутит черен плети, стягивая туже шею врага; еще один-два поворота - старый казак, брызнув слюной, меш­ком катится с лошади» - так описывает один из блюхеровцев эти бои, когда раненые раненым «вывертывали локтевые суставы и откусыва­ли носы». Красными командовал в этих боях Блюхер. За «твердока­менную» железную руку и признали в Блюхере настоящего начальни­ка, с бору сосенки собранные красные партизаны, воскресившие в тех же степях времена пугачевщины. Только не казак Емельян, а не­известный Блюхер вел их...

   Когда Блюхеру в тургайских степях уж казалось, что всему орен­бургскому казачеству он нанес удар, после которого казаки не вста­нут, телеграф принес в степной штаб известие: в Челябинске против красных восстали чехи, вместе с белыми произвели переворот, за Челябинском пала Самара, вся железнодорожная дорога Челябинск- Самара-Оренбург уже в их руках, под властью нового Самарского правительства - «Комитета Учредительного собрания».

   Восстанье чехов под командой полковника Чечека заставило заду­маться Блюхера. И к Дутову в степи дошли эти вести. Из Тургая ата­ман снова двинулся на Оренбург. А Блюхер с красными отрядами вне­запно оказался зажат и отрезан от красной России.

   Среди блюхеровско-пугачевских войск стала вспыхивать паника. Видя полное окружение, начали по ночам разбегаться в степи, куда глаза глядят. В эти дни погиб один из красных командиров страшной смертью. Свои же обозленные партизаны бросили в реку и когда тонущий кричал: «Товарищи, спасите, со мной сто тысяч денег... все отдам...» - «Тони, собака, и с деньгами!» - отвечали, ни один не шевельнулся с берега.

   Холодный, жесткий, малоразговорчивый командир, слывший «немецким лейтенантом», Блюхер под Белорецком собрал совещание начальников; тут - Николай и Иван Каширины, Никита Опарин, Борцов, Дамберг, Калмыков, Каюков, Енборисов; но выбранный командующий всеми отрядами Блюхер перебил сразу шум спорящих командиров:

   - По сути дела, нам лучше тут прорываться, путь короче, да и мес­тность не так разорена, только сломить дутовцев под Извозом, и пойдет легче. В Пермской же губернии наверняка должна быть наша 3-я Красная Армия».

   Таким образом путь, по которому шла партизанская армия, определялся прорывом на Екатеринбург и далее в Пермскую губернию Преодолев жестокое сопротивление белых, партизанская армия вышла к 12 сентября под Кунгур, где и произошло соединение их с основ ной частью Красной Армии.

   Ниже приводим телеграмму генерального консула США в Иркутске Э. Гарриса государственному секретарю, в которой он, в  частности, писал:

   «... Положение на Вожском фронте критическое. Новые трудности возникают из-за каширинских большевистских войск, состоящих приблизительно из 6000 пехоты и 3000 кавалерии с 30 пулеметами Войска эти хорошо организованы и способны прекрасно маневриро­вать. У нас нет надежных войск против этих сил».

   Вот как описывается встреча партизан с красногвардейцами в книге «На Южном Урале»:

   «Вслед за конницей к месту встречи подошли Верхнеуральский и Белорецкий пехотные полки. Красногвардейцев поразил вид партизан: многие бойцы шли в лаптях, а то и совсем босиком, у некоторых ноги были обмотаны кусками рваной материи и кровоточили.

   Но самих партизан это не волновало. Первыми же их словами, об­ращенными к красноармейцам, была просьба дать им по несколько обойм патронов, так как в боях их запас был израсходован».

   За эти бои Блюхер был награжден орденом Красного Знамени за номером один. В конце 30-х годов он одним из первых красных мар­шалов был расстрелян... Были и расстреляны и его ближайшие по­мощники братья Каширины.

Белорецк: Страницы истории. авт. Андрей Ткачев 2003 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+