12+
04 августа
...
прогноз на 5 дней
26 oC небольшой дождь
доллар -0.15 евро -0.21 юань -0
Белорецк
с Днем Знаний!!!
reklama

Последние отзывы

Кафе "Шаверма Плюс"

Николай 29.12.2020 01:10
Очень плохой и безответственный сервис. Заказал заранее (за 1,5 часа) доставку на дом. За 20 минут ......

Глава 21. Тридцатые годы

Главный редактор 02.12.2020 22:03
Спасибо Галина. Подредактировали материал....

Глава 21. Тридцатые годы

Галина 01.12.2020 22:11
« *В октябре 1939 года была открыта школа № 10. Первым ее директором был Петр Борисович Митрохин.» ......

Глава 21. Тридцатые годы

Книга: Белорецк: страницы истории - Глава 21. Тридцатые годы

  • 1930 год. В республике были организованы районы. Из состава Тамьян-Катайского кантона образовались самостоятельные Абзелиловский, Белорецкий, Бурзянский и Учалинский районы.

   На Туканском руднике была построена электростанция. Сам же рудник был оснащен двумя экскаваторами.

   * С 1 января 1930 года подписчики «Белорецкого рабочего» вместе с газетой начали получать приложение «Роман-газета».

   *20 февраля 1930 года на общем собрании жителей села Ломовки было принято решение о закрытие церкви.

   *Чтобы увеличить тираж газеты «Белорецкий рабочий», в тридцатые годы разыгрывались лотереи. Интерес возбуждался еще и тем, что подписчика, выписавшего газету на год, фотографировали и его портрет помещали на городскую Доску почета.

   *1931 год. Закончилась реконструкция первой очереди Тирлянс- кого листопрокатного завода.

   Огнеупорщики металлургического завода начали работу по произ­водству динаса.

   На сталепроволочном заводе начали осваивать выпуск кардной проволоки.

   Введен в эксплуатацию 48-квартирный дом на улице Горсоветской

   * 7 ноября 1931 года открыл свои двери Дворец культуры метал­лургов. Белоречане получили современный культурный центр, где работ али кружки художественной самодеятельности как для детей, так и для взрослых.

   *8 ноября 1931 года по инициативе ударников сталепроволочного анода был объявлен днем новостроек Башкирии, днем штурмового субботника. Были сформированы октябрьские «эшелоны строймате­риалов» для новостроек.

***

   На территории нашего Белорецкого района в годы политических репрессий возникло множество новых поселений. Это Капкалка, что в районе Журболота, Средняя Тюльма, Ермотаево, Куз-Елга и так называемый спецпосёлок Нура в Белорецке. В последнем, например, было 14 бараков на 18 семей в каждом и 50 домиков по 4 семьи.

   Из воспоминаний Татьяны Никтовны Михайловой, выслан­ной вместе со своими родителями из деревни Аполлоновки в спецпоселок Куз-Елга в 1930 году: «... мои братья и сестры, всего пять чело­век, умерли от голода. Маленького Колю положили в зыбку, а когда подошли к нему он уже был мертвый. Страшно тяжело умирала Ва­лечка. Несколько дней она ничего не ела - нечего было дать. Ноги у нее подтянулись к подбородку, изо рта шла пена».

   «Давали 500 граммов хлеба на семью, - вспоминает М.С. Бело- слуцева, - летом ели саранку, грибы. От голода и болезни была по­вальная смерть. Хоронили всех в общую яму».

   А вот перед нами два воспоминания Марии Ефимовны Горюхи- ной и Аустры Михайловны Шнейдер, которые после раскулачива­ния вместе с семьями были высланы в спецпоселок Нура.

   «Сразу после приезда в спецпоселок отец умер. Мы голодали, ели лебеду. А когда лебеда на территории поселка кончалась, тайком убе­гали из поселка, пролезая под колючей проволокой, плыли на другой берег. Нас ловили и сажали в каталажку».

   «Комендантом в поселке был В.М. Волков, страшный и жестокий человек. Милиционер Мельников ходил проверял комнаты. Следили за нами как за преступниками, поэтому жили мы всегда в страхе. Вещи на хлеб и картошку меняли в Ломовке. Уходили туда ночью».

***

   Из воспоминаний Ивана Клюева: «В 1931 году, в соответствии с Постановлением ЦК и СНК СССР от 1 февраля 1930 года, наша семья, состоящая из 12 человек, была необоснованно репрессирова­на с полной конфискацией имущества и дома, а главу семьи, моего отца Ивана Матвеевича, мать Наталью Михайловну и троих детей: Анну, Ивана и Надежду выслали на спецпоселение в Нуримановский район Башкирской АССР, в лагерь закрытого типа Сулпа-Каменное на лесо­разработки.

   Никто из близких и родных не состояли в каких бы-то ни было партиях: общественных, политических, религиозных и других. Они были и остались совершенно неграмотными людьми, даже не умели написать своего имени: им некогда было учиться, а занимались тяже­лым крестьянским трудом: пахали землю, сеяли хлеб и овощи, убира­ли сено для содержания животных, рубили дрова, жили натуральным хозяйством без привлечения посторонней наемной рабочей силы. В страшном аде спецпереселения наша семья просуществовала 16 лет.

   Родители в лесу работали по 12-14 часов без выходных, водили их гуда и обратно конвоем, с выдрессированными злыми псами, кроме того, обязательно нужно было ежедневно отмечать свое присутствие и спецпоселке в списке коменданта. Не было медпункта, бани, почты, и ней, магазина, детского садика, школы... Изможденные лагерной жизнью, голодом, издевательством, жители представляли из себя хозяине тени, еле передвигавшихся скелетов. От усталости и издевательств, голода и бессилия теряли сознание и падали в обмороке, умирали ежедневно по несколько человек, усопшим не успевали рыть могилы, хоронили в общих ямах без гробов, без крестов и полумесяцев... Особенно дети были в последней стадии истощения и ослабле­ния это ужасающе страшное зрелище.

   Спецпереселенцы подвергались самым изощренным, унизительным наказаниям - пыткам, как например, холодный карцер-каталажка-кутузка, одиночка на 3-5 суток, на некоторых, более «непослушных»,  одевали наручники, а ноги спутывали цепочкой. В камере нельзя было ни сесть, ни лечь, потому что доску, на которой можно было расслабиться, отпирали на 3-4 часа в сутки. За невыполнение норм выработки наказывали плетьми, лишали пайки хлеба и поварешки несъедобной бурды-супа, ставили лицом к специально построенному для наказаний дощатому забору, хлестали из трансбоя ледяной водой, спускали с цепей собак, грозили уничтожением, чтобы неповадно было co­вершать очередные побеги из лагеря-ада...

   И они все-таки ухитрялись убегать-удирать...

   Так дорого стоила свобода!

   Нашa семья, да и не только наша, четыре раза совершала этот поступок: убегать, удирать, «линять» из лагеря, и каждый раз, кроме последнего, стражи с собаками, плетками, кнутами вылавливали нас «беглых» в 1934, 1936, 1937, 1940-х годах, ставили на продолжительное время на четвереньки, пока жертва не упадет на землю (побеги совершались только в летнее время), избивали до полусмерти, спускали остервеневших псов, орудовавших до такой степени, что кровоточащие раны не могли зажить до самой смерти...

   1940-й год... Последний и более «удачный» побег, без диких издевательств, надругательств и побоев. Обнаружили нас на родине, у родных: в семье брата матери и сестры отца. Определили на постоян­ное место жительства в такой же спецпоселок закрытого типа Нура, в дощатый, наполовину развалившийся, грязный, сырой и холодный, с развороченной печью, четырехквартирный барак по улице Трудовой в середине января. Отцу дали работу от Белорецкого металлургическо­го комбината, на близнаходящейся от поселка каменоломне грузчи­ком по добыче известкового камня в железнодорожные вагоны, а матери - на Белорецкой узкоколейной железной дороге - ремонтной рабочей железнодорожных путей. Опять страшное голодание, болез­ни (отец получил серьезную травму ноги) лечился в поселковой боль­нице (Ленчевский сад), у врачей О.С. Шпака, А.Г. Соковой, которые продлили ему жизнь еще на несколько лет...

   Начало Великой Отечественной войны. Нашему выживанию помо­гали добрые люди, оказавшиеся в аналогичной ситуации, пригнанные на спецпоселение раньше: Трегубы, Никитухи, Кислицины, Соковы. Блаженковы и другие, а свои боялись нас, как прокоженных, чтоб им не попасть в такой же переплет жизненных невзгод... Комендантом поселка Нура свирепствовал некий полицай Иванов, он нашу семью в середине 1942 года переселил в спецпоселок Кузъелгу, такого же закрытого типа, что в 70 километрах севернее Белорецка, где нача­лась новая полоса издевательств, голодания, угроз... Ели траву, кра­пиву, кислянку, козловник, коневник, за тридцать километров в горы Яракташ, Ямантау, Куянтау с большим трудом ходили залесными де­ликатесами - сарангой, в Лебединое озеро-болото - за диким гусем, к осени - за ягодами. Хлебная карточка рабочей категории на сутки составляла 600 граммов, иждивенца - 250 грамм...

   Изощренностью надругательств и издевательств над порабощенным народом, спецпереселенцами, выделялся глава поселка - комендант Кувайцев. Он был так зол и неумолим, свиреп и беспощаден к вве­ренным ему судьбами беспомощных людей, что истерзанные до бес­предела жители решились на заговор: любыми путями отомстить ти­рану, подкараулив, убить... По счастливой случайности он избежал этого наказания: его жену - директора семилетней школы спецпосел- ка Веру Ивановну перевели в другое место. Они уехали, а изможден­ные, изуродованные жертвы с огромной радостью вздохнули, что бес­предел кончился...

   В неволе, в унизительно-тоталитарном и продолжительном заточе­нии наша семья, но и не только наша, просуществовала с 1931 по 1947 год. Реабилитировали за отсутствием вины. И только в середине 1994 года выдали секретные «справки» формы 18 и полную документацию о реабилитации.

   Вот такой дорогой цены стоили наша СВОБОДА и ЖИЗНЬ!»

***

   *В 1932 году на Белорецком сталепроволочном и канатном заводе работало 1726 рабочих и 304 служащих. В состав завода входило семь производственных цехов: сталепроволочный с травильным, тянульным и патентировочным отделениями; железоволочильный с травильным, тянульным, отжигательным и олифовочным отделениями; гвоздильный, конно-гвоздильный; цех по производству колючей проволоки и скоб, цех стальных канатов. Кроме того, имелось пять вспомогательных цехов и металлографическая лаборатория.

   После проведения реконструкции завод получил определенное направление - производство сталепроволочной и канатной продукции из  качественного металла Белорецкого металлургического комбината.

   *13 января 1932 года был пущен в строй цех автосетки.

   *В феврале 1933 года около пос. Инзер участниками геолого-разведочной партии были найдены признаки нефти. Вот как об этом писала газета «Белорецкий рабочий». «Из пробуренных нескольких скважин неожиданно появился легкий газ - признаки нефти. Это указывает на присутствие в районе Инзера нефтеносного месторождения. С весны в Инзере развернутся поисковые работы. В случае обнаружения значительных запасов нефти будет постав­ит вопрос о разведочном бурении.

   Находки нефти в районе Инзера создает огромнейшие перспек­тивы для Белорецкого района, в особенности для развития черной металлургии».

   *28 февраля 1933 года постановлением Совета Народных Комиссаров был создан металлургический техникум (ныне колледж).

   *Одним из самых крупных пожаров на сталепроволочном заводе был пожар 18 марта, в ходе которого почти полностью сгорели травилка, патентовка и сталепроволочный цех. Почти за рекордное время (22 дня) силами рабочих завод был восстановлен и начал выпускать продукцию.

   О том, что случилось в этот день мы читаем в воспоминани­ях бывшего его директора С. Чанышева. «По чьему-то недомыс­лию: то ли проектантов, то ли заводских работников, патентировочные печи были размещены в цехе с деревянным покрытием. От силь­ной жары доски высохли. В середине марта 1933 года опасность была осознана, крыша вокруг четырех труб была разобрана с тем, чтобы устроить огнестойкие разделки большой площади. В цехе было уста­новлено круглосуточное дежурство пожарников, поставлен специаль­ный насос.

   К несчастью, печи отапливались сырыми осиновыми дровами. И вот в буранный день сноп искр сильным порывом задуло под крышу, и она вспыхнула, как порох. Пожар уничтожил крыши трех цехов, электросеть, упавшие железные фермы повредили часть оборудова­ния и трубопроводов. Прекратили работу травильное отделение, па- тентовка и цех крупного волочения.

   Выяснилось, что восстановить в сжатые сроки завод явно непо­сильно. И тогда уже на другой день секретарь райкома ВКП(б) тов. Гришкан мобилизовал на помощь все районные парторганизации и предприятия. В течение 2-3 дней рабочие металлургического завода после окончания смены стройными колоннами во главе с оркестром шли на сталепроволочный и вместе с его рабочими разбирали упав­шие конструкции, очищали цехи.

   Из Тирляна, Инзера, Зигазы, Тукана прибывали плотники, слесари, каменщики. Металлургический завод, филиал Башснабсбыта отпус­кали любое оборудование, материалы, какие только были у них на складах. И уже через четверо суток под открытым небом возобнови лось производство во всех трех пострадавших цехах. По этому слу­чаю состоялся короткий митинг, на котором была поставлена задача быстрее завершить все восстановительные работы.

   По расчетам некоторых специалистов, силами строителей это мог­ло быть выполнено лишь за шесть месяцев. Но в работе принял учас­тие и весь район, все трудились самоотверженно, не щадя своих сил.

   Рабочие железоделательного, канатного цехов постановили рабо­тать по 12 часов, а освободившуюся третью смену направить на вос­становительные работы.

   Газета «Белорецкий рабочий» выделила небольшой типографский станок, организовала выездную редакцию. Через каждые 4 часа рабочим раздавались «Молнии» о ходе работ, о рекордах и недостатках, с указанием конкретных цифр и фамилий.

   Все вопросы решались по-боевому. Например, в первые же дни выяснилось, что металла для ферм крупноволочильного цеха не хватит. И тогда было принято решение изготовить деревянные фермы новейшей конструкции. Предложение было одобрено, и коллектив ле­пи инки начал немедленно готовить необходимый сортимент досок и брусков.

   Уже через сутки приступили к сборке первой 25-метровой фермы. Конструкция была сложной, неизвестной плотникам, со множеством  болтов. Над первой фермой они непрерывно трудились 48 часов. Сле­дующая была готова через 24 часа, а затем каждые сутки ставились по две фермы.

   Для патентировочного цеха коллектив котельного цеха металлургического завода изготовил и частично выправил старые железные фер­мы.

   Через три недели после пожара был послан рапорт о полном окончании всех восстановительных работ. Завод заработал в полную силу».

***

   *Май. Белорецкие сталепроволочники изготовили первую партию рмпчески обработанной в масле пружинной проволоки, которая производилась только в США.

   На Туканском руднике в Бутаевском карьере впервые был осуществлен массовый взрыв массива рудного тела.

   1 июля началось строительство канатного цеха для производства стальных тросов из тончайшей проволоки с большой упругостью и сопротивлением на разрыв.

   Октябрь. В городе был пущен в эксплуатацию хлебозавод.

   * 1934 год. На средства белоречан был создан аэроклуб.

   В городе на базе артели «Производственник» начал работать горместпромкомбинат.

   В городе .был организован металлообрабатывающий завод, который  в это  время входил в состав горместпромкомбината.

   Ряд металлургических печей были переведены на доменный газ.

   Началось сооружение линии электропередачи Белорецк - Магнитогорск.

   * В 1934 году был выпущен сборник «15 лет Советской Башки­рии». Приведем небольшой отрывок из этого сборника, в кото­ром рассказывается о нашем сталепроволочно-канатном заводе.

   «Ночью прекрасен Белорецк. Тысячами огней он купается в пруду Уличные фонари бегут по Шишке от полыхающего заревом плавки мартена и, кажется, пронесли оттуда огромный ковш, расплескали по дороге капли и потом вылили бушующую сталь в молодые корпуса сталепроволочного. Цеха теряют дневные очертания, они пробиты на­вылет квадратами ослепительного света и держат в себе замечатель­ную жизнь.

   Сейчас сталепроволочный-канатный завод - предприятие союзного значения, на нем работают тысячи квалифицированных пролетариев.

   Он крутит толстые стальные канаты и тянет тончайшую проволоку «Ойль-темперид», плетет автосетку и волочит пружинную проволоку для трактористов. Он производит карду и авиаканатик, электроды и проволоку для примусных иголок, колючку и гвозди.

   Сложнейшее производство метизных изделий освоили белоречане, раскусили секреты высочайшей техники. И нет теперь таинств мастерства».

   * В 1934 году сотрудниками районной газеты «Катай эшсене» - «Катайский рабочий» был организован выпуск альманаха «Песни Бе­лорецка» (ответственный редактор Б. Файзи). В альманахе опублико­ваны стихи начинающих башкирских поэтов Белорецкого района. Сре­ди них Риф Габитов, Гаделыпа Зиганшин, Мусли Хисаметдинов и Другие.

   * 1935 год. На сталепроволочном заводе начала действовать новая закалочная электропечь для термообработки ответственной пружин­ной проволоки.

   На металлургическом заводе начинает действовать металлургичес­кая лаборатория.

   * 3 января 1935 года газета Белорецкий рабочий» сообщала своим читателям о том, что «... первого января по городу и району началась широкая бескарточная торговля хлебом. К торговле городс­кие хозяйственно-кооперативные организации подготовились непло­хо. Об этом говорит то, что в первый день работали по городу всего 29 точек. Всего через сеть торговых городских точек продано 1 января около 1 i тонн готового печеного хлеба».

   Август. Закончилось установка электрических фонарей по улице Пенина.

   * 18 августа 1935 года на Белорецком аэродроме прошло празднование Всесоюзного Дня авиации. После митинга и парада участников этого праздника состоялись показательные полеты летчиков, воспитанников Белорецкого аэроклуба.

   * Культурная жизнь в нашем городу в августе 1935 года протекала своим чередом. Так, например, в Летнем театре им. Свердлова прошел  концерт артистов Башкирского государственного оперного театра. А 30 августа состоялась премьера классической комедии знаме­ни того французского писателя-драматурга Ж.Б. Мольера «Жорж Дандан». которую поставил драматический кружок Дворца культуры.

   * 1936 год. На сталепроволочном заводе вводится в строй цех по производству тончайших тросов.

   Белорецкий аэроклуб сделал свой первый выпуск пилотов.

   1 января общий жилой фонд города составлял 149260 квадратных метров.

   Июнь. Было принято постановление правительства об образовании Главного управления лесоохраны и лесонасаждений при Совете На­родных Комиссаров СССР и о выделении водоохранных зон.

   В свете этого постановления все лесные массивы Белорецкого района были объявлены водоохранными. На территории района было coздано 5 лесхозов: Белорецкий, Тирлянский, Инзерский, Зигазинский и Авзянский.

   *В  сентябре 1936 года экспедиция в составе научных работников института местной промышленности Башкирии начала работать на Туканских (Белорецкий район) месторождениях минеральных красок. Цель экспедиции - выявление запасов и возможностей широких эксплуатаций этих месторождений.

   *1937 год. Завершился переход Белорецких заводов на выпуск только стальной продукции. За год в пятнадцать раз выросло производство авиаканатов, в десять раз - нераскручивающихся.

   За год металлурги выдали 84200 тонн чугуна и 138200 тонн стали.

***

   Как  известно, в недрах НКВД был рожден чудовищный план очистки страны от Аполитически неблагонадежных элементов». Масштабы репрессий были столь велики, что власти вынуждены были учредить специальные категории граждан, которых, независимо от возра­ста и должности, места жительства и образования предстояло пере­молоть в мясорубке устрашения, а также создать быстродействую­щие «тройки» по выполнению планов репрессий. Судя по имеющим­ся документам, чтобы выполнить намеченное количество расстрелов сограждан, власти вынуждены были забираться в самые глухие мес­та, где и слыхом не слыхивали о «троцкистах», английских и американских шпионах и об изменниках Родины. Но их находили.

   Сталинские репрессии в нашей республики приобрели широкий размах. Осенью 1937 года после известного октябрьского пленума Башкирского обкома партии жертвами необоснованных обвинений стали ряд ответственных работников областной парторганизации, дея­тели литературы и искусства. В частности, один из тогдашних секре­тарей Белорецкого райкома ВКП(б) ставил вопрос о пребывании в партии и привлечении к уголовной ответственности руководителей республики Быкина и Исанчурина.

   В то время доносы были обычными явлениями. Трудовые коллек­тивы оказались наводнены стукачами, которые доносили на своих же товарищей чаще всего по личной обиде или злобе.

***

   Информаторы ставят в известность местное НКВД, что рабочий Тирлянского завода Некеров Дмитрий Семенович выразил недоволь­ство Советской властью, спев при всех в клубе 23 февраля 1937 года

   «На Шушпе нам жить привольно, хлеба нет, так вшей довольно».

***

   В другом доносе фигурирует фамилия тирлянца Мурулева Алексея Ивановича, который 13 июня 1937 года якобы заявил на партийном собрании: «Никак не могут напиться кровью. Вчера 8 человек рас стреляли».

   По сообщению в партком Тирлянского завода привлекается к партийной ответственности член ВКГ1(б) Счастлов, сказавший, что «Троцкий - хороший оратор».

***

   Характерно в этом отношении письмо, написанное членом BKI 1(6) ответственному секретарю Белорецкого РКП(б) от 21 мая 1937 года, в котором сообщается: «Есть сведения, что Махарашвили - бывший офицер, что он скрывается под чужой фамилией, а жена его - дочь известного в Белорецке бандита». «Гришкан получил партийный билет по подложным документам. Секретарь райкома Колошницын и предгорсовета Вороничев были пособниками Гришкана». Заметим, что при этом были названы фамилии ведущих руководителей города и Белорецкого района.

***

   А вот воспоминания одного из активных участников тех со­бытий, которые были написаны 10 августа 1951 года. «... В 1930 году на общей партийной конференции я был избран членом партий­ной ревизионной комиссии и стал зорко и бдительно следить за врагами народа, которые стали вредить на полях и заводах. Особенно выделялась группа ответработников. Среди них секретарь райкома Гришкан,  председатель горсовета Вороничев, директор педучилища Виноградов,  редактор «Белорецкого рабочего» Кожевников, редактор газеты «Металлист» Михайлов, Кулеша и другие. Всего 30 человек. Из них 12 орудовали на участках Тукан, Зигаза, Лапышта, Инзер, Kara, Узян, Шушпа.

   Начался падеж скота, а потом пожары.

   Вскоре была построена дача, где Гришкан пировал со своими друзьями. Гуда отправляли возами муку, масло, сахар, мясо и яйца.

   Продукты гноили и вывозили на отвал, а рабочим не давали, не­смотря на то, что продуктов не хватало. Обливали все это керосином.

   Тогда я, как член районной партийной комиссии, выступил на об­щем собрании с резкой критикой секретаря Гришкана и его компании. После моего выступления выступили еще несколько человек. Тогда, чтобы пресечь критику, он начинает организовывать убийства и отбирать партийные билеты. Так был убит Федченко Павел Наумович, прораб строительного цеха.

   После этого мы решили написать письмо на имя нашего любимого вождя и отца Иосифа Виссарионовича Сталина. Послали двух партизан Козлова и Мишанова в Москву, которые и передали это письмо Центральному Комитету партии.

   Вскоре был прислан член Правительства т. Зайцев, который и снял весь состав, поставленный вредителем Быковым - секретарем обкома и Гришканом».

***

   Было много случаев создания лживых материалов на того или ино­го члена партии и беспартийных. В Белорецком районе начальник ми­лиции, проводя операцию в дер. Ломовка, чтобы подкрепить дело вещественными доказательствами, взял со склада старое оружие, подбросил, после «нашел» его и арестовал невинного человека.

   В Белорецком районе в дер. Серменево в ноябре 1937 года было арестовано 29 человек. Среди них пчеловод, секретарь партийной орга­низации, вальщик леса Усманов, колхозники. Судьба этих людей неизвестна.

   В 1937 году прокуратурой был арестован за контрреволюционную деятельность служащий Белорецкой территориальной больницы Кон­дратов Николай Александрович. Вся вина его заключалась в том, ч то по доносу у него нашли две книги Троцкого «О Ленине» и «Как воо­ружалась революция», а также книгу Зиновьева «Год революции». Николай Александрович был обвинен по статье 58-10 УК РСФСР за хранение запрещенной литературы.

   В октябре 1937 года был арестован второй секретарь райкома ВК11(6) Колошницын Василий Павлович. Вот небольшой отрывок из его вое поминаний: «Арестован я был в октябре тридцать седьмого за «антисоветские настроения» и принадлежность к «антипартийной группе». Около пяти месяцев находился под следствием. Допрашивали ноча­ми, заставляли по несколько часов стоять на ногах. Для устрашения допрашивающий демонстративно держал на столе револьвер. Бы и приговорен к 10 годам лагерного заключения, несмотря на непризнание за собой вины и отсутствие у следователя каких-либо доказательств, кроме чьих-то доносов и поклепов. Жизнь в лагерях оказа­лось адской. Лагерников заставляли работать по 14-16 часов в сутки, независимо от погодных условиях - в дождь, в мороз. Многие простужались, не имея хорошей одежды и обуви. Изможденные плохим питанием они едва стояли на ногах. В лагерной больнице умирали ежедневно десятки человек. Создавалось впечатление, что лагеря были созданы не для исправительно-трудового воспитания людей, а для их уничтожения, причем, не сразу, а постепенно».

   В феврале 1938 года был арестован член обкома и БашЦИКа С.М Чанышев, директор Белорецкого сталепроволочного завода. Обвине­ние - принадлежность к контрреволюционной националистической организации.

   Работниками НКВД в те годы утверждалось, что на территории Баш­кирии создано 62 повстанческих отряда численностью более 3 тысяч человек, из них было арестовано 1124 человека, изъято 894 единицы огнестрельного оружия, 11 пулеметов. Как позднее выяснилось, все • I о оказалось выдумкой работников третьего отдела УТБ НКВД БАССР.

   Кстати, стоит заметить, что наших земляков-белоречан в том кон­вейере сталинских репрессий было арестовано более 700 человек.

***

   * 1938 год. Металлургический завод получил первую установку И1я производства кислорода.

   Городская торговая организация стала называться Белорецким тор­гом.

   На предприятиях города были введены трудовые книжки.

   * 4 октября 1938 года в 14 ч 32 мин из Магнитогорска по новой высоковольтной линии электропередач Магнитогорск-Белорецк в наш город впервые было подано напряжение в 110 тысяч вольт. В тот день к курным по подстанции Белорецк-районная был Иван Яковлевич I ворогов.

   *В ноябре 1938 года свой первый сезон начал наш драматический театр постановкой пьесы братьев Тур и Шенина «Очная ставка».

   *В октябре 1939 года была открыта школа № 10. Первым ее директором был Петр Борисович Матрохин.

   Белорецкие спортсмены на республиканских соревнованиях по легкой атлетике, по плаванью и гребле, прыжкам в воду и по велосипедным гонкам заняли первое место в Башкирии и получили серебря­ный кубок.

Белорецк: Страницы истории. авт. Андрей Ткачев 2003 г.

Отзывы

0
Главный редактор 02 декабря 2020
Цитирую Галина:
« *В октябре 1939 года была открыта школа № 10. Первым ее директором был Петр Борисович Митрохин.» - здесь ошибка в написании фамилии. Правильно Матрохин, а не Митрохин.


Спасибо Галина. Подредактировали материал.
Цитировать | Сообщить модератору
+1
Галина 01 декабря 2020
« *В октябре 1939 года была открыта школа № 10. Первым ее директором был Петр Борисович Митрохин.» - здесь ошибка в написании фамилии. Правильно Матрохин, а не Митрохин.
Цитировать | Сообщить модератору

© 2013-2021 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: E-mail: support@beloretsk.info | Тел.: 8-906-370-40-70

12+