12+
27 июня
...
прогноз на 5 дней
8 oC облачно с прояснениями
доллар -0 евро -0 юань +0.002
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Часть 3. Глава 36. Сход

Автор

Книга: Могусюмка и Гурьяныч - Часть 3. Зимняя буря. Глава 36. Сход

   — Сколько воронья налетело, — проходя, громко сказал Колька Загребин, с высоты своего роста осматривая поверх толпы крыльцо волостного правителя, на котором устано­вили стол с зеленым сукном и стулья.

   День теплый, осенний. В такой день можно поговорить...

   На крыльце те, кого Загребин назвал «вороньем»: стано­вой, управляющий, горный инспектор, мировой посредник — мундиры с пуговицами, форменные фуражки. Пришел ба­тюшка отец Никодим. Там же старосты, старшины, на ниж­них ступенях — полицейские.

   Поднялся мировой посредник, гладкий, розовый, невысо­кий блондин, с благодушной улыбкой, объяснил, кто он, что за должность мирового посредника, сказал, что его обязан­ность защищать народ и отстаивать права и что благодаря этому справедливость будет соблюдена, что отец наш госу­дарь-батюшка Александр Николаевич, защищая народ от произвола и безобразия, повелел входить мировым посред­никам во все споры между работодателями и обществом. Он долго разъяснял суть разногласий между заводоуправле­нием и миром и под конец сказал, что за землю придется платить. Потом он упомянул о земском сборе, потом о нало­ге государственном и недоимках.

   — Это закон, и тут нет никакого подвоха! Какой же мо­жет быть подвох, когда это закон государственный? По­нятно?

   — Не пойму, батюшка, — отозвался бородатый Чеканников

   — Что же ты не понимаешь, голубчик Тит Алексеевич? Так, кажется? — оборачиваясь к старосте, тихо и немного смущаясь и краснея, спросил посредник.

   — Да за что платить? — продолжал Чеканников. — Что ты нам даешь, батюшка, каков твой товар, за который мы должны платить?

   — Земля! — ответил Верб, подымаясь, и снова сел.

   — Почем же ты нам ее продаешь? — обратился Чекан­ников к управляющему.

   — Это уж известно, — чуть приподнимаясь, сказал Верб.

   — Что же ты шутишь, Тит Алексеевич!—сказал миро­вой. — Негоже так!

   — Какие же шутки! Я спрашиваю при всем мире, вот люди вокруг стоят, за что же платить? Когда товар покупа­ют, так надо посмотреть его.

   — За землю, которой вы пользуетесь. Вот если ты возь­мешь у соседа коня или телегу, плуг — ты же потом отбла­годаришь...

   Сход загудел.

   — Видишь, они за благодарностью!

   — Благодарность!..

   — Как же я могу за землю платить? — сняв шапку, за­кричал низкорослый Волков. — Ведь я ее произвел, отец и дед отняли у леса. Моя она. А ежели не моя, так мне ее не надо.

   — Ну, так нельзя! — сказал мировой посредник и стал терпеливо и обстоятельно рассказывать, как по закону взи­маются налоги с земли и что такое арендная плата.

   — Земля принадлежит помещику, вы на ней живете, ею пользуетесь, ошибочно с вас не удерживали эти годы. Поэто­му надо взыскать.

   — За землю согласны платить государю, а не поме­щику, — сказал Загребин. — За господскую платить не будем!

   — Почему же? — добродушно и с укоризной спросил ми­ровой посредник.

   — Работаем, да еще за землю платить! Если у меня не будет земли, я не прокормлюсь!.— живо закричал Загре­бин. — Как же можно!

   — Вот вы говорите, за усадьбу платить, — вышел Пор- фишка. — Жить-то мне где-то надо? Это несправед­ливо!

   — Чего же ты хочешь?

   — Земли не хочу, барин!

   — Вот ты нам толковал, теперь дозволь я объясню, — снова заговорил Чеканников. — Как было при крепостном? Мы сеяли хлеба, а сами с землей были помещичьи. Теперь законом предусмотрено, что человек волен. Но человек и во­лен, а есть хочет. Воля, а за землю плати!

   — Да где эти деньги взять? — закричали в толпе.

   — Не заробишь! Накиньте платы!

   — Это другой вопрос, — сказал посредник. — С вас по­сле манифеста следовало... — Он стал считать и объяснять, сколько следовало бы взыскать за десятину да за усадьбу. Сказал, что дана была льгота, за это время надо было по­думать.

   — Время прошло. Вам опять дали льготу. Пора взыски­вать. Поймите: это закон велит. Перед законом все равны, все обязаны исполнять, нравится нам или нет. Кто не испол­няет, того законом же привлекают к ответственности. За это тюрьма и ссылка. Я не думаю, чтобы у нас дошло дело до этого. Вы православные, должны понять, что это спра­ведливо — платить арендную плату. Отработку на заводе произведете!

   — Царю согласны, а помещику нет, — стоял на своем Чеканников.

   — У помещиков и так много доходов! Государю,— со­гласны, — подхватил Волков.

   — Все согласны!

   — А барину не заплатим!

   — Так это же бунт, братцы!

   — Уж как хочешь!

   — Земли нам не надо, — яростно закричал Загребин, об­ращаясь к толпе. — Сымем землю с притолок, вот будет наша земля!

   — Зачем же вы так упорствуете? Если будет бунт, при­шлют команду, будут искать зачинщиков, заводить розыск, Скажите им, Иван Кузьмич, они вас послушают, — обра­тился посредник к Пастухову.

   Вышел учитель.

   — Закон есть закон, — заговорил он. — Обойти закон не удастся.

   — Закон один—дите малое это поймет, перебил учи­теля Волков. — Человек где-то должен жить, кормиться Мы эту землю расчистили, запахали, тут окоренились Наши деды и прадеды эту землю произвели. А теперь за это же мы должны платить. Кому, подумай, Иван Кузьмич? Хо­зяину! Эти же деньги ему отдай! показывая обеими рука­ми на Верба, выкрикнул Волков Вот скажи, как закон понимать? "?емля-то нами добыта, она была пустая На ней башкиры даже не жили. Может, где народ согласится. А мы такого закона понять не можем.

   — Позвольте, я все же скажу, — отозвался учитель.

   — Милости просим, батюшка, — раздались голоса.— Послушаем тебя охотно.

   — Ведь ныне земля у помещиков. Говорят, что поме­щики останутся без средств, если отнять у них землю. У нас в России нет такого закона, чтобы подачей голосов от наро­да можно было закон переменить. У нас царю с землей не приходится советоваться. А помещиков много. Все, что вы тут толкуете, верно: без земли и вам жить нельзя. Вот, в Лысьве, говорят, выбрали ходоков к государю с просьбой изменить закон, дать землю горным рабочим.

   Все замерли.

   — Пошли ходоки. Но казаки догнали их и выпороли... Поэтому все надо делать с умом, чтобы дошло действительно до самого государя, нашего заступника. Вот я и обращаюсь к мировому посреднику, помогите миру. Суть дела ясна. Обратитесь к государю. Может быть, государь найдет нуж­ным изменить закон.

   — Видишь ты, куда он гнет, — сказал Прокоп Собакин своему старому другу Галимову. — Он уж не против ли царя? А сам, верно, помещичий сынок! Вот до чего поме­щики доходят, что подстрекают народ бунтовать против государя.

   — Вот и я говорю, — спокойно продолжал учитель, — если не согласны, надо искать законного решения, чтобы не исполнять закон.

   — Как это, барин? Закон не исполнять, говоришь? — закричал Прокоп.

   — Мы не плательщики! — крикнул Загребин. — Закон не верен! Я землю поливаю потом и платить за нее не буду. Вот смотри, барин, вот сколько нас здесь есть — все мы не­плательщики. На том наша вера. Перед богом. Так ты, ба­тюшка Иван Кузьмич, говоришь, что надо менять закон? Так ты говоришь?

   Пастухов, как и десятки тысяч русских интеллигентов, пытался заронить в народ семена осознанной свободы, по­будить в самой его гуще потребность понимать устройство государства вызвать в самих людях желание думать о своей судьбе и о судьбе государства. Он и сегодня впервые ста­рался подать мысль рабочим, что государственный строй в России не совершенный и что царь не заступник народа

   Он отлично понимал, что говорить все это дело рисковое.

   Посредник сильно смутился и краснел во время его речи Верб не шелохнулся Иванов и становой переговаривались.

   Сход продолжался весь день. Волков устал и уснул под березой, когда пространно говорил Верб. Управляющий за­кончил. Волков проснулся и стал ему отвечать так, словно слыхал всю речь.

   — Законы издает государь, — говорил Пастухов, идя со схода в толпе знакомых рабочих. — У него советчики — ва­ши хозяева. Л надо, чтобы царь советовался с народом.

   — А ты знаешь, барин, что я тебя сейчас положу здесь, на этом месте, и мне за это ничего не будет, — сказал Собакин, шедший вместе с рабочими.

   — Нет, ты меня не положишь, напрасно думаешь! — от­ветил учитель, но покраснел.

   — Ведь ты как будто говоришь за господ и за закон, а на самом деле говоришь против. Мутишь?

   — Он правду говорит, — сказал шедший тут же Бу­лавин.

   Прокоп и Захар стали спорить, а рабочие разошлись.

   Утром с завода уехали мировой посредник со становым, так и не добившись ничего от общества.

Книга: Могусюмка и Гурьяныч авт. Н. П. Задорнов 1937 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+