12+
15 августа
...
прогноз на 5 дней
14 oC переменная облачность
доллар +0.47 евро -0.03 юань +0.01
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Часть 3. Глава 32. В доме управляющего

Автор

Книга: Могусюмка и Гурьяныч - Часть 3. Зимняя буря. Глава 32. В доме управляющего

   Жалобщиков приняли в кабинете. Горный инспектор Иванов — лет пятидесяти, в зеленоватом мундире с бархат­ным воротником, с лысиной в темных волосах, с полной физиономией и с маленькими, немного заплывшими глаза­ми, смотрел строго и внимательно и казался докой.

   Тут же инженер Верб — управляющий, великан с рыже­ватыми жесткими бровями, широким, сильным лицом, с тяжелым нависшим лбом, сильными челюстями.

   Оказалось, что жалобе дали ход. Губернатор послал инспектора на горные заводы, чтобы все обследовать и представить отчет.

   Инспектор записал имена и фамилии жалобщиков и род их занятий и попросил рассказать, в чем суть их недоволь­ства, так как из жалобы это не представляется ясным.

   Верб держал сигару в замершей руке. Лицо его было совершенно спокойно, хотя эти разговоры, сама жалоба и приезд инспектора были неожиданностью. Он полагал, что волнения рабочих неизбежны в подобных случаях, когда происходит переоборудование завода, и что нечего цере­мониться там, где’ работают допотопными методами. Однако он достаточно благоразумен и готов послушать, не скажут ли жалобщики чего-либо основательного, что стоит принять во внимание. Ведь эти люди знали местные условия; конечно, у них нет широкого взгляда, но они, быть может, пригодятся еще. Однако выказывать своего интереса к ним или идти на какие-либо уступки управляющий не желал уже по одному тому, что действия свои считал совершенно правильными.

   Молодой купец Булавин производил и на Верба и на Иванова приятное впечатление. Они и приняли его гораздо любезнее, чем учителя и Рябова, и, обращаясь, называли его господином Булавиным. Но Захар стоял на своем твер­до. Он сказал, что жалоба писана не зря, что в ней все сказано ясно, что нельзя заводских крестьян лишать поко­сов и запашек: они могут уйти. А ведь завод имеет превос­ходных рабочих, родившихся и выросших тут, мастерство которых известно.

   — России надо сохранять все, что воспитано в народе веками, — заговорил Пастухов, — а не уничтожать при каж­дом историческом повороте. Наше презрение к своему наро­ду и к навыкам его труда граничит с варварством. Обра­зованный, патриотически настроенный хозяин не может желать, чтобы его родной народ забыл свое мастер­ство.

   Тут Иванов сильно смутился, когда Иван Кузьмич помя­нул про Россию и про родной народ и про патриотически настроенного хозяина, так как не знал, русский ли Верб, и не обидится ли он. Уж очень резко сказал Пастухов и, кажется, в пику управляющему.

   — Ох, уж эти навыки! — произнес Верб, не шевеля ру­кой с дымящейся сигарой. Он знал, что здесь следует быть осторожным; уральцы оказывались очень ревнивыми ко всему своему. «Жаль, конечно, что в век машин приходи­лось посягать на все их здешние святыни Но ведь и крес­тили Русь насильно Потом эти же рабочие и дети их будут благодарны за переоборудование завода»

   Если смотреть в будущее, то на Урале со временем не может не возникнуть грандиозного центра русской ме­таллургии и машиностроения,— продолжал учитель.

   — Зачем так далеко в будущее заглядывать, — строго перебил его Верб, — когда мы сейчас не можем обойтись с самой простой машиной без привозных рабочих? Ведь вы знаете, что я привез пять человек немцев, без которых ра­ботать нынче не может ни одна фабрика.

   — Прекрасно, что вы везете машины! Пусть приедут с ними и немцы, знающие работу машин. Учите здешних рабочих обращаться с машинами, но не прекращайте вы­пуска лучших сортов стали.

   — Так мы и будем учить. А сорта стали определяет рынок!

   — Для уральской сортовой стали нет рынка, — заметил Иванов.

   — Как нет рынка?! — почти вскричал возмущенный Пастухов.

   Судя по этому замечанию, Булавин понял, что Иванов уже толковал с управляющим обо всех делах подробно и усвоил его взгляд. Захар решил, что инспектору надо отве­тить то же самое, что сказано было Вербу в лавке.

   — Азия, о которой вы толкуете, — любезно заметил Верб, — берет теперь сталь из Западной Европы. Да и это слишком высокая материя для такого простого разговора.

   — Европейская машинная сталь лучше! — подтвердил Иванов, подымая палец кверху. — Мы должны не стыдясь признаться в этом! Нам надо учиться хоть кровлю катать современными способами.

   Когда жалобщиков отпустили, управляющий заметил:

   — Личности с великими фантазиями!

   А под вечер на завод, проездом из Оренбурга, приехали заводчики — Зверев и Хэнтер. Вечером вчетвером сидели за карточным столиком.

   У Хэнтера и Зверева дела, казалось бы, шли на лад, и они рассчитывали в скором времени начать постройку нового медеплавильного завода. Но были две помехи: дошли слухи о предстоящей войне России с Турцией и о том, что двое лазутчиков с Востока пытались вызвать среди башкир волнения. Хэнтер допускал, что война возможна, но пола­гал, что Турция пойдет на нее только в случае поддержки со стороны западных держав. Если были посланы турецкие эмиссары, то это признак, что Турция чувствует силу за своей спиной. Ему представлялось, что грядущие события будут чем-то вроде Севастопольской кампании, с той раз­ницей, что союзники не станут сражаться сами, а будут действовать за спиной турок.

   Конечно, он понимал, что двое «святых» среди миллио­нов русских мусульман — мелочь, капля в море Но эта мелочь была очень значительная, отзвук вполне реальный больших международных событий.

   Хэнтер надеялся, что в Петербурге все узнает.

   — Но почему против англичан постоянно всюду восста­ния, а против русских не может быть? — спросил Хэнтер. Англичане, имевшие торговые дела в восточной части Рос­сии, в разговорах между собой иногда объясняли умение русских сживаться с другими народами азиатизмом прос­того русского народа.

   — А что у вас тут за события произошли? — спрашивал Владимир Николаевич Зверев управляющего заводом.

   — Жалобу написали на мои действия, не успел я при­ехать, а уже донос, — ответил управляющий.

   — Кто же осмелился?

   — Купец, рабочий и учитель. Вот вам уже первое дей­ствие, наподобие этакой забастовки.

   — Ну и как, вы считаетесь с их требованиями? —улыб­нулся Зверев.

   — О нет, мы дикое вододействуемое колесо остановили, а этих знаменитых мастеров поставим на полезную рабо­ту— лить чугуны и чайники!

   Долго играли в карты, потом пили и еще разговаривали.

Книга: Могусюмка и Гурьяныч авт. Н. П. Задорнов 1937 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+