12+
15 августа
...
прогноз на 5 дней
17 oC облачно с прояснениями
доллар +0.47 евро -0.03 юань +0.01
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Глава 11. В легендарном рейде

25 августа 2020
212
0

Книга: Прочнее стали. Часть 2. Освобожденный труд - Глава 11. В легендарном рейде

ЧЕРЕЗ ГОРЫ ЮЖНОГО УРАЛА

   Южный Урал... В грозный час по горным дорогам из Белорецка на защиту завоеваний Великого Октября шли русские и башкиры, украинцы и татары, марийцы и чуваши.

   Шли в самотканных мужицких рубахах, военных гимнастер­ках и камзолах, в форменных фуражках, матросских бескозырках и тюбитейках, в сапогах и лаптях, с винтовками, дробовиками и без оружия...

   Проходили воинские части — конные и пешие. Катились пулеметные тачан­ки. Двигались пушки.

   Простые крестьянские лошади и выносливые «башкирки» везли патронные ящики, телефонное оборудование, походную типографию с маленьким ручным станком, сбрую, мануфактуру, продовольствие.

   А сзади — лазарет, обоз беженцев. На телегах, горных двуколках и пролетках — старики, женщины, дети.

   Растянулись на многие версты. Долины заполнились сдержанным стоном боль­ных и звонким плачем детей. Конский топот и скрип немазанных телег улетал в леса и горы, повторяясь многократным эхом. Слышались задушевные песни — то задумчивые, грустные, то бодрые, удалые.

   Временами все это покрывалось одним тысячеголосым:

Сами набьем мы патроны,

К ружьям привинтим штыки...

   Партизанскую армию догоняли и, как осы, жалили белоказаки. То и дело воз­никали схватки с группами налетчиков.

   ... Позади осталась башкирская деревня Серменево. Около сотни башкирских бедняков встали в ряды партизанской армии.

   Дымятся под жарким солнцем вершины гор. Утомителен путь.

   Вот и старинный заводский поселок Узян. Молчит завод. Узянцы все больше превращаются в хлеборобов. Но запылай домна — и на другой день зарастут чертополохом поля. Узянцы одними из первых вступили в Белорецкий социали­стический полк.

   Стояло полуденное солнце. Зной. А у подножий гор, в густых лесах тень, прохлада. Одолевает истома. К воде рвутся люди и кони.

   За Узяном, на привале у реки Белой, партизаны купали коней неудоволь­ствием сами бросались вплавь.

   Вдруг из-за ельника затрещал пулемет. Выскочили белоказаки. Командир Белорецкой конной сотни Григорий Штырляев первый схватил шашку, вскочил на коня и бросился на казаков. Его героизм зажег всех. Боевики похватали клин­ки и на неоседланных конях кинулись в атаку. Рубили яростно. Враг в панике рассыпался.

   Еще раз попытался противник застать врасплох боевиков под Кагой, но наученные опытом партцзаны встретили его смертоносным огнем. Завязался короткий бой и в Авзяне. Партизаны сломили противника и продолжили свой путь.

   Более ста верст отделяли теперь партизанскую армию от Белорецка. Насту­пила самая тяжелая часть пути. Крутые подъемы. Бездорожье. Неизвестность. Ночью жутко в каменных россыпях и взъерошенных лесом сопках.

   Но все идут и идут смельчаки. С зацветшими сухарями за спиной, с патро­нами, ценившимися выше махорки и хлеба, с голодной нормой снарядов для орудий они настойчиво поднимаются по каменистой дороге к огромному перева­лу Ала-Тау.

   Затерянное в горах селение Колгунино. Перевал за ним. На вершине Ала-Тау и летом не унимается ветер. А люди настойчиво лезут по диким уральским скалам. Ночью, в ураган, сбивающий с ног, партизанская армия приступом берет эту преграду природы.

   Боевики вышли из гор изнуренные, полуголодные, отвыкшие от печеного хле­ба. Начался спуск. Предгорные села Макарово, Петровское...

   Рядом степной город Стерлитамак. Он в руках белочехов. Как быть?.. Брать город и пополнять оставшиеся мизерные запасы продовольствия, у врага добывать боеприпасы или продержаться, дойти до Богоявленска?.. Там ждут рабочие отря­ды. У них — патроны.

   ... Чехи атаковали Петровское, пытаясь преградить путь партизанской армии. Снова бой. Партизаны, упорно пробиваясь вперед, разбили вражеские батальоны. Чехи отступили к Стерлитамаку.

   Путь к Богсявленску расчищен. Здесь зародился один из первых на Южном Урале красногвардейских отрядов. Отряд ходил на Дутова, бок о бок с белоречанами дрался с белобандитами. Теперь рабочие Красноусольского стекольного завода ждали белоречан к себе на выручку. Со стороны Уфы их сильно осаждали чехи. Но крепко держались боевики. Более тысячи влилось их в партизанскую армию. У них оказалось 3 тысячи винтовок, 200 сабель, 2 орудия, 100 тысяч патронов и 850 снарядов.

   Подбодрились партизаны, повеселели, стали проситься вперед.

   Совет красных командиров наметил на карте дальнейший боевой маршрут: Зилим — Архангельский завод—Иглино.

   В Иглино предстояло прорваться через линию железной дороги. Самаро-Златоустовская дорога был серьезной преградой, так как по ней Колчак концент­рировал свои силы в Цермском направлении.

   Пятого августа, при выходе из Богоявленска, пришлось опять вступить в бой с присланными из Уфы белочехами.

   Враг наседал всюду, налетал на «остановках, преграждал путь на перепра­вах, силился разбить, уничтожить, рассеять партизанскую армию.

   Но и на сей раз он был опрокинут.

   В этот день в партизанскую армию пришел многочисленный Архангельский отряд. Архангельцы пробивались по топям и временным речным переправам.

   Всюду, где бы ни проходила партизанская армия, ряды ее множили рабочие дружины, мелкие отряды русских хлеборобов. В боевую семью вливались на выносливых конях башкирские джигиты. Никто лучше башкир не знал путанные, ни на какой карте не нанесенные узкие дороги в ущельях. Лучше их никто не умел переправляться через водные преграды. Беззаветно дрались башкирские бед­няки за Советскую власть. Было это и в горах и в степи.

   На пути лежали просторы с вызревшими пажитями. Леса и реки. С востока Белая принимает шумные потоки — Зилим, Инзер, Сим.

   Тут раскинулось большое село Ирныкши. Нужно было осмотреться, изучить обстановку на Трехречье... Требовался и короткий отдых. Думалось, что никогда не прорубить чащу белых штыков. Но всякий раз появля­лись политработники. Они всегда были бодры. В самые тяжелые минуты первыми шли в атаку коммунисты. За это особенно был любим в партизанской армии Фе­дор Константинович Алексеев. Он зажигал уверенностью в победе сердца тех, кто терял надежду, не видел выхода; личным бесстрашием и героизмом вел за собой, участвовал в каждой атаке, в каждом приступе.

   Но отдыхать не пришлось. Впереди и по бокам залег враг. С вечера началась стрельба из-за прибрежных кустарников. Ночь прошла в тревоге, напряженном ожидании. А чуть свет с южного конца села лихорадочно застрочил пулемет. Хлоп­ки винтовок. Над площадью шрапнельные разрывы. Тут и там загорались дома, зажженные снарядами. Появились первые вражеские цепи.

   Несколько красных батальонов рассыпалось за околицей; на лугу и кустар­никовой опушке заняли позиции. На небольшом участке разгорелся бой.

   Из-за леса ударила в полную мощь вражеская артиллерия. Гул несся с юга и севера. Над Зилимом и Симом клубился густой дым. Начался самый тяжкий бой, каких не знали партизаны за весь пройденный путь в горах.

   В бассейне трех рек белые хотели нанести партизанской армии смертельный удар. Белогвардейские полки стали сжимать ее с трех сторон, стремясь не допу­стить переправиться через Сим. Противник наседал на юге от Архангельского за­вода, лез со стороны Стерлитамака и оставленного Богоявленска. Наступали чешские полки из Уфы. У Деревни Шафеево они хотели врезаться в партизанскую армию и расколоть ее на две части.

   Фронт разрастался на глазах десятками верст. В бой пошли все троицкие, верхнеуральские, белорецкие, тирлянские, узянские, кагинские, авзянские; богоявленские и архангельские красногвардейцы.

   Три дня не унималось уханье пушек, скрежет пулеметов, лязг шашек, крас­ные герои падали, сраженные вражеской пулей. Раненые поднимались и опять шли вперед, упорно, по аршину отвоевывая кусочки земли.

   А впереди — многоводный бурливый Сим. Нужно переправить тысячи людей, коней, орудия, обозы. Враг взорвал мосты, угнал паромы. Лодок нет.

   Под шрапнельным градом строили боевики мосты, временные переправы, бревенчатые плоты. Строили и отбивались... А потом, через мосты и переправы, на плотах и поваленных в воду деревьях, а то и просто вплавь, ринулись через реку.

   За рекой атаковали противника. В атаку бросились все. Пошли и обозники и раненые. У кого не было патронов — отбивались штыками и прикладами.

   Не устоял враг, дрогнул. Будучи разбит, он отступал в беспорядке к Уфе, увязал в болотах, тонул на переправах, оставляя много убитых, раненых, бросая орудия, винтовки, боеприпасы.

   Все дороги были избиты конскими копытами. В копытницах — ржавая вода. Горели селения Ирныкши, Шафеево, Бердино...

   Партизанская армия вырвалась из кольца и вновь устремилась вперед. Далеко позади остался Уральский хребет. Теперь — небольшие увалы. На­чались сосновые боры, густые ельники, березовые рощи. В лиственных лесах шур­шат опавшие листья — осень прочно входила в свои права.

   Впереди — железная дорога. Сбоку, верстах в пятидесяти — Уфа.

   Красные конники уже обстреляли сибирский экспресс. Ураганным огнем встретил противник цепи партизан. Красные части атаковали чехов и польских легионеров у станции Иглино, разъезда Кудеевки и у Тавтиманово.

   На долю Белорецкого полка, которому приходилось еще под Узяном, Кагой, Авзяном и Петровском первому вступать в схватки с врагом, выпала честь про­биться через железную дорогу, захватить станцию Иглино.

   Отборные силы белогвардейцев и чехов взяли полк в кольцо. Враг не давал поднять голову. Каждый клочок земли под обстрелом. Чтобы прорвать окружение, белоречане пошли в атаку, но превосходящими силами противника были останов­лены и отступили. В тот же день они повторили атаку — выбили чехов с желез­ной дороги, разобрали пути, обрезали телеграфные провода и заняли станцию.

   Досталось белым и на остальных боевых участках. Партизанская армия раз­била белоказачий полк, башкирский валидовский и два уфимских белогвардей­ских, захватила у них всю артиллерию и заняла многоверстный участок железно­дорожной магистрали. Враг поспешно отступил к Уфе, за реку Уфимку.

   Паника охватила Уфу. Белогвардейцы заметались. Все было готово к эва­куации. Они считали, что партизанская армия вот-вот вступит в губернский город.

   Но бои за Уфу не входили в план героического рейда партизан. С падением станции Иглино путь к соединению с центральными советскими войсками был открыт. Перевалив железную дорогу, двинулись партизаны туда, где фронт, где Красная Армия.

   А противник не унимался. Получив подкрепление, он начал преследование красных отрядов и повел наступление несколькими крупными частями, пытаясь преградить путь к предстоящей переправе через реку Уфимку. На подступах к ней красные герои на широких полустепных просторах вступили в еще одно же­стокое сражение. Враг сыпал горячий свинец на головы боевиков. Злобно стуча­ли пулеметы. С громом рвались снаряды...

kartapohoda

Выход партизан Южного Урала из окружения в августе - сентябре 1918 года.

   Напрягая все силы, расстреливая последние патроны, красногвардейцы при­жимают белых к реке. Им некуда деваться. В страхе они прыгают в воду. Но и это не спасает. Красные уже на той стороне. Мутные волны Уфимки уносят трупы врагов…

   Белые еще не сдаются. Они пытаются держаться, даже лезут в контратаку. «В рукопашном бою бойцы встретились со своими знакомыми, братьями, отцами. Вот встретились два соседа; они выросли вместе, вместе были на царской войне, часто делились последним куском, а теперь они — смертельные враги; секунда на размышление, и боевик бывшему товарищу — теперь врагу — ловким казацким ударом раскроил голову. Вот молодой красноармеец встретил своего отца, ко­торый на взмыленном «Вороном» летит на сына. Оба — казаки, оба знают прие­мы, когда-то первые уроки рубки отец давал сыну, а сейчас отец должен разрубить сына, но Никита, как звали красноармейца, с быстротой кошки скрылся за коня, оставаясь на одном стремени, держась за луку; шашка разрезала воздух. Никита поставил на дыбы свою «Рыжку», повернул ее за отцовским «Вороным»,— момент, и плеть накинута на шею отца-врага... еще один-два поворота, и старый казак мешком свалился с лошади».

   Так дрались бойцы Южноуральской партизанской армии, Где же было устоять врагу! Он отступал по всем направлениям.

   Стремительным маршем пошли красные отряды вперед. 14 сентября 1918 года под Кунгуром, на участке двух Уральских дивизий Третьей армии Восточного фронта завершили южноуральцы свой легендарный рейд. Они отправили в Москву телеграмму, в которой приветствовали Российскую Рабоче-Крестьянскую Совет­скую Республику и ее Красную Армию. Южноуральские партизаны сообщали, что проделав полуторатысячный переход по Уральским горам и области, охвачен­ной восстаниями казачества и белогвардейцев, формируясь и разбивая врага, они пришли для того, чтобы вести дальнейшую борьбу с контрреволюцией в тесном единении с родными красными войсками, и твердо верят, что недалек тот день, когда знамя коммунизма взовьется над Уралом.

 11glkonecПрочнее стали. Авт. Р.А. Алферов. 1954 г.

 

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+