12+
29 ноября
...
прогноз на 5 дней
-17 oC переменная облачность
доллар +0.27 евро +0.42 юань -0.014
Белорецк
reklama

Последние отзывы

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Главный редактор 27.05.2022 21:49
К сожалению автор книги нас покинул (отошел в мир иной) если мне не изменяет память в 2001 году....

Глава 30. Бывший колонист Франц Карлович

Наталья 20.05.2022 02:12
Здравствуйте! Есть вопрос личного характера по книге. Подскажите, как связаться с автором? Буду очень ......

Sushi Moji

Айгиз 13.04.2022 03:00
Работал в этом кафе, коллектив очень дружелюбный все требования хорошо соблюдаются , также очень ......

Глава 15. В Великую Отечественную войну

25 августа 2020
316
0

Книга: Прочнее стали. Часть 2. Освобожденный труд - Глава 15. В Великую Отечественную войну

В ДНИ ИСПЫТАНИЙ

   В первый же день войны на городскую площадь Белорецка собра­лись тысячи людей. Явились возбужденные доменщики, сталевары, прокатчики, сталепроволочники. Их лица суровы, выражают реши­мость и волю. На ветру колышутся призывы: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!», «Сотрем с лица земли фашистскую нечисть!».Двадцать второго июня 1941 года в четыре часа утра, без предъявлений каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны фашистские войска напали на нашу страну.     

   Белорецкие металлурги сказали:

   — Клянемся перед Родиной отстоять правое дело.

   — Дадим столько металла, чтобы можно было залить глотку зарвавшимся фашистам.

   На общепоселковом митинге в Тирляне на трибуну поднялась Прасковья Федотовна Телегина. Восемьдесят лет наложили на нее свой отпечаток. Но дух ее оказался несгибаем:

   — Я на защиту Родины сегодня же посылаю всех своих сыновей.

   К ней подошли сыновья Петр, Павел, Сергей и Михаил и встали под материнское благословение.                                                   

   Лучших своих людей послали белоречане на фронт отстаивать честь, свободу и независимость социалистической Отчизны. На фронты Великой Отечественной войны ушли коммунисты Хомяков, Михайлов, участник гражданской войны Дороднов. Ушли работавшие на белорецких заводах патриоты Родины Пантелеев, Дианов, Копьев, Гибадуллин, Якупов, Сухов. Ушел один из потомков славного рода Оглоблиных — Иван Оглоблин...

   Некоторые старики-белоречане, красные партизаны, сначала говорили:

   — Чего медлить? Запирать надо заводы и самим итти на фашистскую нечисть.

   Речи по существу были неправильные.

   Алексей Яковлевич Оглоблин первым явился на листопрокатный завод:

   — Работать буду.

   По Тирляну и Белорецку разнесся слух:

   — Дедушка Оглоблин в цех пришел, к стану встал.

   Он заменил молодого, самого ловкого работника цеха Трифонова.

   После этого вся старая гвардия вернулась на заводы. Именитые старики стали заменять уходящих на фронт.                                   

   Если в годы гражданской войны Белорецк назывался партизанской столицей, то теперь он стал крепостью трудового фронта. Мужей, отцов и братьев, ушедших в ряды Советской Армии, сменили женщины — славные дочери советского народа - Рыбакова, Пьянзина, Якупова... Проводив мужа на Отечественную войну, Надеж­да Федоровна Пантелеева пришла в прокатный цех и попросила мужскую работу. Место своего мужа заняла Асхап Гибадуллина; она стала работать резчицей су­тунки. Сотни белорецких женщин начали овладевать мужскими профессиями.

   На производство пришла молодежь и стала у доменного, мартеновского и прокатного дела. Выпускники трудовых резервов Вениамин Хлесткин и Василий Никитин под руководством обер-мастера Петра Андреевича Праздникова превра­щались в искусных сталеваров. Хлесткин первым освоил варку новых высоко­качественных марок сталей. Вскоре он выступил инициатором соревнования белорецких сталеваров-скоростников.                                           

   Патриот Родины, старший вальцовщик обжима прокатного цеха Петр Девятовский по-фронтовойу организовал работу своей бригады. Глядя на. него, десятки прокатчиков, обученных обер-мастером Николаем Григорьевичем Кориным, на­чали ежемесячно перевыполнять фронтовые задания.

   Днем и ночью плавился, прокатывался и обрабатывался металл.

   «Все для фронта, все для победы!» — слышался могучий призыв.

   ... А враг лез. Он проникал вглубь социалистической Отчизны, неся смерть и уничтожение, захватывал цьетущие города и села, нес порабощение советскому народу. Враг был не один. Он лез со своими союзниками и вассалами — Италией, Финляндией, Румынией, Венгрией... В порабощенных фашизмом странах Европы все ресурсы были поставлены на службу гитлеровской армии. Превосходящими разбойничьими силами враг сумел захватить значительные территории и очутился у ворот Ленинграда и Москвы.

   С болью в сердце отступала Советская Армия. Эта боль передавалась каждому советскому человеку.

   Но и отступая, Советская Армия изматывала силы врага, наносила ему жесто­кие удары, уже тогда круша сумасбродный гитлеровский план «молниеносной» войны.

   Советское командование подготавливало сокрушительный удар. В памятный день 6 декабря 1941 года началось наступление советских войск на Западном фронте. Немецкие полчища были разбиты под Москвой.

   ...Пришло время, когда доблестные советские воины перешли в наступление на основных участках огромного фронта. В короткий срок Советская Армия нанес­ла немецко-фашистским захватчикам один за другим сокрушительные удары под Ростовом-на-Дону, Тихвином, в Крыму и под Москвой. Разбойничьи орды, неся огромные потери в людях и технике, откатывались назад. Начался новый пери­од — период освобождения родной земли. Была развеяна раз и навсегда легенда о «непобедимости» германской армии.

   В этот год одно из основных предприятий Белорецка — металлургический завод намного перевыполнил производственную программу, дав за всю свою боль­шую историю рекордное количество металла. Весь белорецкий металл поступил в фонд победы над ненавистным врагом.

   Прошел 1941 год — год величайших исторических событий, тяжких испыта­ний и героических подвигов советского народа на фронте и в тылу.

   Разгром фашистских орд под Москвой и последующие наступления Советской Армии подняли моральное состояние не только советского народа. Развернулось движение сопротивления во всех оккупированных странах.

   Но враг был силен. Требовалась железная выдержка, упорство, стойкость, чтобы одержать победу. Советский Союз один-нд-один вел титаническую борьбу с агрессором. В эти грозные дни фронт и тыл стали единым боевым лагерем.

   ...На седой Урал, в Белорецк пришло письмо, которое читали на всех соб­раниях, передавали из рук в руки, опубликовали в печати. Писали славные воины:

   «Родные земляки!

   Кровавый палач Гитлер в ноябре предпринял наступление на нашу любимую столи­цу Москву. Советская Армия заставила врага дрогнуть, а потом отступить. Мы, бывшие рабо­чие белорецких заводов, также вложили долю своего участия в разгром фашистов под Москвой, освобождали города и села от нашествия гитлеровской грабь-армии.

   Враг должен быть окончательно разбит и уничтожен.

   Мы надеемся на вас, наших земляков, работающих на производстве, что вы перевы­полните все фронтовые задания.

   Нам надо еще немало металла —давайте его больше!

Колногоров М. И., Коротков Ф. Я., Волков К. С., Латохин А. И.,

Симонов И. Ф., Копьев Д. И.,          Бетин В. И., Самойлов А. А.,

Сухов М. Н., Степанов Н. М., Диянов М. И., Егоров Г. В.»

 

   Еще сильнее запылали домны, заклокотали мартены, загудели прокатные ста­ны, зажужжали волочильные станки.

   Развивалась индустриальная мощь Белорецка. Благодаря преимуществам социалистической экономики народное хозяйство Башкирии, а с нею и металлур­гическое производство Белорецка, были в кратчайший срок перестроены на воен­ный лад.

   Белорецкий металлургический завод быстро развивал темпы производства и одновременно осваивал ранее не выпускавшиеся, сложные ассортименты метал­ла. Коллектив металлургов, не снижая выпуск металла, поочередно капитально отремонтировал доменные и мартеновские печи. В первые годы войны завод стал комбинатом. 

   Страна требовала металла высокого качества и в большом количестве.

   И мартеновцы начали выдавать новые марки высококачественной стали. Прокатчики для их освоения срочно реконструировали оборудование, ввели специальную калибровку валков. Весь коллектив цеха провел много бессонных ночей... Заводы страны, выпускающие вооружение, в указанный правительством срок получили катанку и сутунку специального назначения.

   А фронт требовал новых и новых видов оружия. Прокатчики получили второе задание, ответственнее первого. Разработка нового технологического процесса... Снова бессонные ночи, тревоги... Руководил работой инженер-новатор В. Н. Плохов.

   Упорство и труд победили! Настал день практического освоения продукции. В цех собрались руководители комбината и партийные работники города, чтобы убедиться в точности выполнения задания Государственного Комитета Обороны.

   ... Сигнал. На стан обжима подана первая стальная болванка. Отсюда она  прошла черновую клеть, затем чистовую... С мотального аппарата соскочил на те­лежку первый моток катанки, за ним второй, третий... Прокат легированных сталей освоен!

   А по соседству, в другом цехе, тоже в невиданно короткий срок был освоен выпуск другой важной продукции.

   Уже на третьем году войны объем всей продукции комбината по сравнению с довоенным уровнем значительно увеличился.

   Расширил производственные мощности и сталепроволочный завод. Здесь мно­гие сотни рабочих стяжали себе славу передовиков социалистического соревнова­ния. Волочильщики Черепенькин и Тарасов, станочники Елисеева, Сагитова и Ахмадуллина стали гвардейцами тыла. Вожаком женщин была депутат Верховного Совета СССР Екатерина Ивановна Исакова, мастер одного отделения.

   И на этот раз первые ряды заняли коммунисты. Они вели за собой массы. За коммунистами шли комсомольцы. На заводах Белорецка работали 204 фронтовых комсомольско-молодежных бригады. По две нормы в смену выполняли комсомол­ки Бочарова, Гильфанова, Дульцева и Чизганова.

   Белоречане мыслями, сердцем и делами были вместе с доблестными героя­ми-воинами. Вместе с защитниками Сталинграда сражались с ненавистным врагом белорецкие доменщики. За лучшие результаты работы среди всех домен­ных цехов страны коллектив доменного цеха, руководимый инженером коммуни­стом М. Ф. Антошечкиным, в ноябре 1942 года получил Знамя Государствен­ного Комитета Обороны и держал его три месяца подряд.

НЕМНОГО ИЗ ЛЕТОПИСИ

   Гремело поле боя... Недалеко от Ишимбая пробуренная скважина выбросила такой мощный фонтан, что его с огромным трудом удалось направить по трубопро­водам в резервуары.

   А в это время в Белорецке в фонд Главного Командования Советской Армии поступили десятки тысяч тонн сверхпланового чугуна, стали и катанки. Здесь не было ни одного даже самого маленького предприятия, которое не работало бы на разгром врага, на победу.

   Самая главная помощь фронту — самоотверженный труд. Но был еще один вид помощи, в котором тоже заложен великий патриотический подвиг советских людей.

   По почину русского крестьянина Ферапонта Головатого, башкирские колхозники внесли на строительство самолетов свыше 106 миллионов рублей, дали фронту 47220 пудов мяса, 2120 пудов масла, 5508 пудов душистого меда. Они послали воинам 80000 пар валенок, 20000 полушубков. Для оказания братской по­мощи освобожденным от фашистской оккупации советским районам 9000 лошадей, 15000 голов крупного рогатого скота, 17000 овец и свиней, передали много сельскохозяйственного оборудования.

   Шел тысяча девятьсот сорок третий год...

   ЯНВАРЬ. На строительство эскадрильи самолетов имени 25-летия ской АССР трудящиеся Белорецка внесли 700000 рублей.

   ФЕВРАЛЬ. Пионеры рабочего поселка Инзер Белорецкого района ходили на охоту в собольи места и сдали на 18000 рублей разной пушнины.

   МАРТ. Две телеграммы — два исторических документа:

«МОСКВА КРЕМЛЬ ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ

МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ

   Рабочие, инженерно-технические работники и служащие Белорецкого металлургиче­ского завода, воодушевленные историческими победами Красной Армии на фронтах Отечест­венной войны против немецко-фашистских захватчиков и желая приблизить час окончатель­ного разгрома ненавистного врага, собрали на строительство эскадрильи самолетов имени 25-летия Башкирской республики 259204 рубля. Заверяем Вас, товарищ Сталин, что мы приложим все свои силы на дело еще большего усиления помощи фронту.

Директор Белорецкого меткомбината МАРКОВ

Секретарь партбюро завода БРИТОВ»

БЕЛОРЕЦК БАШКИРСКАЯ АССР

ДИРЕКТОРУ БЕЛОРЕЦКОГО МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО

КОМБИНАТА ТОВАРИЩУ МАРКОВУ

СЕКРЕТАРЮ ПАРТБЮРО ТОВАРИЩУ БРИТОВУ

   Прошу передать рабочим, работницам, инженерно-техническим работникам и служащим Белорецкого металлургического завода, собравшим 259204 рубля на строительство эскадрильи самолетов имени 25-летия Башкирской республики, мой братский привет и благо­дарность Красной Армии.

И. СТАЛИН»

   АПРЕЛЬ. Доблестным защитникам Родины белоречане отправили 6117 подарков.

   МАЙ. Жители Белорецка собрали 843845 рублей, 207 тонн овощей и других продуктов питания, передан их нуждающимся семьям фронтовиков.

   ИЮНЬ. Учащиеся ремесленного училища металлургов в свободное от учения „и работы время ходили по домам престарелых родителей фронтовиков, и бесплатно пилили дрова.

   ИЮЛЬ. Старожилы .Белорецка в фонд победы сдали на 15000, рублей цветных металлов.

   АВГУСТ. Учащиеся школы им. А. С. Пушкина, узнав в печати о зверски за­мученном фашистами пионере Коле Леонтьеве, собрали 20095 рублей 55 копеек на строительство танка его имени.

   СЕНТЯБРЬ. Комсомольцы Белорецкого стройуправления по инициативе ком­сорга Вадима Коровина построили скоростным методом в суточный срок дом жене погибшего воина А. П. Зиминой. В день отдыха они чуть свет дружно вышли на работу и к вечеру вселили семью Зиминой в новое, светлое и уютное помещение.

   ОКТЯБРЬ. Коллективы художественной самодеятельности металлургов да­ли десять концертов. Собранные деньги поступили в завком для оказания помощи семьям фронтовиков.

   НОЯБРЬ. На восстановление города-героя Сталинграда перечислено 458087 рублей.

   ДЕКАБРЬ. Комсомольцы и молодежь Белорецка и Тирляна за год собрали среди населения 2000200 рублей в фонд победы.

НЕ ВПЕРВЫЕ УРАЛУ КОВАТЬ МЕЧИ

   Издавна Урал является арсеналом качественных сталей.

   В 1943 году к белорецким металлургам приехал один из самых выдающихся поэтов Украины Павло Тычина. Он привез сердечный привет от Украины, стра­давшей, но непокоренной.

   Украина и Урал. Их связывают узы нерушимой дружбы. Еще в годы граждан­ской войны белоречане освобождали братскую украинскую землю от барона Вран­геля. Там, на бывшей Екатеринославщине (ныне Днепропетровская область), люди уральской закалки крушили Махно. А славная житница в годы восстановления народного хозяйства помогала белоречанам зерном.

   Теперь сыны Украины и Урала защищали Отчизну от немецко-фашистских захватчиков.

   В стихотворении «Гроза» Павло Тычина писал:

В башкирских я стоял горах. Урал

смотрел в глаза мне, глыбистый и тяжки

  И летний день—рубаха нараспашку —

  молчал... И слышалось, как минерал

из-под земли шептал о сем, о том,

  как золото под спудом волновалось,

как все вокруг сурово ополчалось

на недругов, ворвавшихся в наш дом.

 

... Так я взобрался на вершину склона,

как будто кто-то подтолкнул меня.

Привет тебе, родник неугомонный

подземного могучего огня!

В тебе источник силы молодецкой.

А люди у тебя—добро и свет,

и музыки нигде подобной нет,

как этот гул заводов Белорецка.

 

Я был не раз в цехах,—там люди есть

(с их обликом вовеки не расстанусь):

работа—это совесть их и честь,

и в этой чести—наша первозванность

среди народов мира! (Я сорвал,

к себе пригнувши ветку, кисть рябины

попробовать на вкус... Ты, брат Урал,

судьбу связал с сынами Украины.

 

   Великая Отечественная война Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков явилась суровой проверкой дружбы народов СССР. Гитлеровские разбойники рассчитывали на непрочность советского строя, непрочность совет­ского тыла, полагая, что после первого же серьезного удара и первых неудач Советской Армии откроются конфликты между рабочими и крестьянами, пой­дут восстания и страна распадется на составные части, что должно облегчить про­движение немецких захватчиков вплоть до Урала.

   Но враг жестоко просчитался. Война с гитлеровской Германией с первых же дней стала общенародным делом. Вся история народов России пронизана борьбой за свободу, за право жить и трудиться вместе со своим старшим братом — вели­ким и могучим русским народом, с которым украинец и башкир, грузин и казах навеки связаны крепчайшими узами нерушимой дружбы.

   В единой семье народов нашей страны самоотверженно боролся за свободу и независимость социалистического Отечества башкирский на|эод. В Заполярьи и в степных просторах Украины, на огромнейшем фронте от Варенцова моря до Ка­ховки, Сиваша и Кавказа доблестно бились потомки Салавата Юлаева.

   Дружба башкирского народа с русским народом крепла на полях сражений, в ожесточенной схватке с общим врагом, у доменных и мартеновских печей, у про­катных станов.

   По пятьсот тонн высококачественной руды сверх плана ежедневно присылали в Белорецк туканские горняки. Сотни кубометров древесного угля отправляли инзерские углежоги. Те и другие просили доменщиков выплавлять добротный чугун.

   Клокотал и бурлил в Белорецке металл. Горновой Богатов, сталевары Зимин и Мухамадеев, Симонов и Безумнов, прокатчики Ляпин, Павочкин и Абаев выдавали в небывалом количестве чугун и сталь, сутунку и катанку.

   Одна за другой катились по рольгангам раскаленные добела щтуки-сутунки на Тирлянском листопрокатном заводе. Их беспрерывно направляли в клеть, в валки. Пройдя несколько раз обжим, сутунка превращалась в лист. 

   Вот сюда, к горячей клети, год назад пришел молодой вальцовщик Федя Пру­саков. Сотни тонн сверхплановой продукции дал он фронту.

   А на сталепроволочном заводе стахановец довоенных пятилеток тянульщик проволоки Черепенькин с первого дня войны выполнял ежесменно по две нор- Только за один год длина изготовленной им проволоки составила 56223000 метров. Ее можно было 40 раз протянуть от цеха, в котором работал Черепень­кин, до линии фронта и обратно.                                                                                         

   На этом заводе в быт прочно вошел «Лицевой счет выпуска сверхплановой продукции в фонд победы». Лицевые счета выдавались рабочим; имевшим высо­кие производственные успехи в индивидуальном социалистическом соревновании. Четыреста рабочих владели этими почетными документами. Одной из первых лицевой счет получила жена фронтовика, волочильщика проволоки Гафифа Ибрагимовна Якупова.

 yakupovagi

Гафифа Ибрагимовна Якупова, жена фронтовика, знатная стахановка.

   Каждой лишней тонной стали, проката, про­волоки белоречане приближали разгром врага. На самолетах и пушках, на автомобилях и тан­ках была уральская сталь, сталь белорецкая.

   Желание усилить мощь Советской Армии нахо­дило свое выражение в творческой инициативе масс, изыскивающих новые формы и пути повы­шения производительности труда. Фронтовые бригады, стахановские вахты, совмещение профес­сий, многостаночное обслуживание получили ши­рокое распространение в Белорецке. Основой непрерывного роста производительности труда являлось социалистическое соревнование, раз­вернувшееся по всей стране в годы Великой Отечественной войны с особой силой и давшее огромные результаты.

   Тонна за тонной шла беспрерывным потоком продукция из Белорецка. Неоценимо дороги были советским людям каждый вспаханный и за­сеянный гектар земли, каждая капля нефти, брызнувшая из скважины, каждый грамм добытого из недр золота, каждая тон­на выплавленного в доменных и мартеновских печах металла.

   Волею народа, воодушевленного великим патриотическим подвигом, вся про­мышленность Башкирии превратилась в мощную базу снабжения фронта военной техникой, снаряжением и продовольствием.

«ТЕБЕ — ФРОНТ, ТЕБЕ — РОДИНА!»

   Враг был коварен и жесток. Звериные, низменные чувства руководили им. Всюду, где проходил он, — огонь и смерть. Немецко-фашистские ок­купанты были носителями человеконенавистничества. Изверги грязным сапогом переступали порог самого заветного, святого из святых — убивали матерей и детей, насиловали девушек. В лагерях Освенцима и в душегубках, в керчен­ских рвах погибли мучительной смертью от кровавых рук гитлеровских палачей сотни тысяч советских людей. Разбойники разрушали и жгли наши города и села. Они оскверняли могилы наших великих предков, глумились над национальными чувствами русского народа, народов всей Советской страны.

   И сердца советских людей полнились негодованием, местью. Каждое новое сообщение Чрезвычайной Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов вызывало гнев русского и башкира, белоруса и укра­инца...

   В письме к башкирским джигитам-фронтовикам башкирский народ писал:

   «Гордые сыны Урала!

   Слушайте наше письмо всюду, где бы вы ни находились. Это письмо мы пишем с привольных степей Башкирии, бывших вашей колыбелью, с долины красавицы Ак-Идель, которая качала вас на своих волнах... с гор богатого Урала, взрастивших вас смелыми, не­ведающими страха джигитами...»

   Трудящиеся Башкирии призывали своих сынов-фронтовиков к беспощадной борьбе против гитлеровских захватчиков, к скорейшему освобождению Советской земли от врага.

   Все еще злобно сопротивлялся враг. Но каждый чувствовал приближение победы. Под могучими ударами Советской Армии противник откатывался на за­пад. Многие фашистские разбойники нашли себе могилу на необъятных про­сторах русской земли. А живые... Где бы ни находился враг, он будет найден и по заслугам понесет справедливое возмездие!

   Во имя скорейшего освобождения Родины, во имя победы пылают белорецкие домны и марте­ны, гудят прокатные станы.

   Между высоких кирпичных труб и заводских корпусов по всем направлениям торопливо дви­жутся группы металлургов. Смена. Гул машин. Свистки паровозов. Сосредоточенные лица рудонагребщиков, доменщиков, сталеваров, прокатчи­ков, отдающих все силы фронту, победе. Здесь— люди, сталь и огонь. Тяжелый фронтовой труд. Но у гвардейцев тыла нет мысли об усталости.

   На рудном дворе одна за другой уходят к бункерной установке тачки с размельченной на дробилке рудой. Рудонагребщик Сатаев привыч­ными движениями готовит ее для домен. Прихо­дится дорожить каждой минутой. Руда — это ме­талл; металл — огонь по врагу, победа!

   Уже застучала бункерная установка, ссыпая десятки тонн мелких кусков туканской руды в домну. Металл будет!

lypinno

Ляпин Н.О., знатный мастер проката.

   А у мартеновских печей идут скоростные плавки. Сталевар Зимин и подруч­ный Шарафутдинов пристально следят за ходом печи. Плавка завершается. Новые тонны металла обрушатся на немецко-фашистских оккупантов.

   Словно вешняя вода реки Белой по луговой балке, потекла расплавленная бу­латная сталь из печи по канаве, озаряя лица металлургов. Глазам пожилого ста­левара представилась картина, запечатленная в детстве: знойное лето, полуденное солнце, созревшая пшеница, над ней разыгравшийся перепел... А молодой подруч­ный вспомнил родной башкирский аул, окруженный зелеными горами, у подножий— чистоструйная Ак-Идель. «Нет, никогда фашистам не владеть этим»,—поду­мали тот и другой.

   Большие слитки стали то и дело поступают из мартеновского цеха в прокатный. В клетях обжима короткий полутонный слиток вытягивается в длинную полосу...

   На проволочном стане — смена мастера Ляпина. Конец докрасна раскален­ной полосы ловко схвачен клещами. Вальцовщик подал его в проход чистовой линии. Тут и там быстро мелькают такие же огненные полосы металла различного размера.

   На каждой клети слитки обжимаются все больше и больше. И вот, наконец, "бжатя : проволока выходит из машины готовым мотком...

   На сутуночном стане задана штука в калибр. Старейший мастер Булавин повторяет слова: «Тебе — фронт, тебе — Родина!». Перед глазами страна в ново­стройках, вздымаются заводы-гиганты... Родной Белорецк украшают дворцы куль­туры и школы... Так было до войны. И так будет!

   Направляясь к широким заводским воротам, тяжело ведет паровоз длинный состав с металлом. Теплыми взглядами провожают его люди-творцы. Из их метал­ла будет сделано боевое оружие Советской Армии. Под ее ударами мечется враг. И ему не устоять!

   Груз проходит.высокую арку. На ней крупными буквами написано:

Кличет фронт:

—Еще давайте!

Отвечает тыл:

— Даем!

Клич из тыла:

— Добивайте!

Отвечает фронт:

— Добьем!

   В эти дни фронтовик-белоречанин Григорий Егоров с радостью делал но­вую пометку: еще продвинулись на 7 километров. Еще один шаг по пути победы!

   — За тебя, моя милая, — шептал он, глядя на карточку любимой. —Для те­бя, моя уралочка, — улыбался он запекшимися от усталости губами...

   А на далеком Урале, после рабочего дня, девушка по имени Таня Васильева подводила итог своей работы: норма перевыполнена... 150 процентов!

   — Для тебя, мой родной, мой далекий друг, — шептала она. И повторяла:

   — Для тебя...

ВОИНЫ УРАЛЬСКОЙ ЗАКАЛКИ

   Лейтенант Оглоблин занял свое место в пилотской, а капитан Фунтиков — в кабине штурмана.

   Самолет отделился, от земли, сделал круг над аэродромом и, взяв курс на запад, исчез в ночной темноте.

   Задание — бомбить на Днепре переправу противника!

   На аэродроме ждали возвращения.

   Время истекло. Руководитель полетов нервничал... Прошел час-другой мучи­тельного ожидания.

   Через день в штабе дивизии было получено донесение: «Не вернулся с боево­го задания».

   Минули две недели, и эти же горькие слова написал командир авиаполка ма­тери и отцу Оглоблина в далекую Башкирию, на Тирлянский завод.

   Никто не знал, отчего и как погибли летчики в ту темную ночь.

   А случилось... При подходе к цели самолет поймали немецкие прожекторы. Зенитки открыли смертоносный огонь.

   Отбомбившись, Оглоблин вышел из зоны прожекторов и огня, но заметил, что мотор дымит, падает давление масла. Управление элеронами вышло из строя - тросы перебиты.

   Когда пилот убедился, что машина подбита, он повел самолет на обратный курс. «Может дотяну, если не до аэродрома, то до своей передовой» — думал он. Но скоро стало ясно, что вынужденную посадку придется делать во вра­жеском тылу или даже в немецкой фронтовой полосе.

   В кабине царило тревожное молчание, пилоты напряженно думали.

   Решение принято.

   Оглоблин повернул машину и снова пошел к Днепру. Он уходил от вражеской передовой линии, углубляясь в немецкий тыл, где больше надеждьГнайти глухое место и остаться незамеченными при посадке.

   Летчик вел машину до ее последней летной способности. Вот самолет начал прова­ливаться и терять высоту. Мотор перестал работать. Винт остановился.

   Родной аэродром далеко, а внизу — земля, занятая коварным врагом. Неиз­вестность. Молчит мотор самолета. Вдоль Днепра виднеются плавни, чуть высту­пающие из мрака ночи. «Вот здесь»,—подумал Оглоблин и крикнул штурману:

   — Приготовиться! Иду на посадку.

   Внизу мелькнула белая полоса. Она виднелась в почти непроглядной чер­ноте. С огромным самообладанием и мастерской сноровкой садился пилот на землю.

   Посадка сделана благополучно. Отбежав от самолета, лейтенант и капитан прислушались. Стояла тишина. Они вернулись к машине, ощупали ее в темноте. У них еще была слабая надежда починить машину собственными руками и улететь к своим. Но даже беглый осмотр убедил в невозможности ремонта и взлета. Возник вопрос: что делать с самолетом?.. Сжечь— значит расстаться со всякой надеждой на возвращение. Место глухое. Враги, очевидно, не знают о приземлении. Может удастся с помощью населения восстановить машину...

   Пилоты замаскировали самолет. Отойдя в сторону, легли на траву и от потери сил уснули.

   Утром критическое положение ощутилось со всей силой. Ни крошки хлеба. В полутора километрах по дороге прошла немецкая танкетка.

   В напряженной неизвестности пробыли трое суток. Вечером-услышали треск сучьев и сдержанный русский говор. Как сладка была родная речь в эти минуты безнадежной усталости!

   У просвета в кустах началось осторожное сближение неизвестных друг другу людей. С той стороны кто-то крикнул:

   — Русские летчики!                                                                                       

   Оглоблин и Фунтиков кинулись навстречу.

   Выяснилось, что семь местных жителей скрываются от немцев в плавнях. Три дня назад они услышали, как приземлилась машина, и пошли искать...

   Дальнейшая судьба Оглоблина и Фунтикова определилась сама Лбой. Под ногами была родная русская земля, а рядом люди, верные ей в самые тяжелые ми­нуты испытания. Люди эти били врага на дорогах, в домах —всюду, где могли. И летчики присоединились к ним. Они не могли биться с врагом на боевой машине, но, лежа ночью в секрете, закладывая тол под мосты, по которым двигались эшело­ны немецких захватчиков, они чувствовали себя русскими воинами. Они партиза­нили...

   Но все же они были летчиками и сердца просились в небо. О боевой летной ра­боте они мечтали так, как может мечтать голодный о хлебе.

   Партизанский отряд имел постоянную связь с Советской Армией. Командованию сообщили, что в плавнях находятся пилоты. Им обещали возвращение. Это было томительное ожидание...

   Наконец, в желтом вздрагивающем свете прорезался силуэт русского самоле­та. А потом... Взлет... Ночное небо... Самолет идет на восток... Знакомый аэро­дром... Родная земля!

   Они вернулись в свой полк. Их не видели месяц, считали погибшими. И не бы­ло конца взаимной радости.

   В далекую Башкирию опять полетело письмо. Мать и отец, оплакивавшие сына, окропили слезами радости его второе рождение.

   Но этим не кончилась история с самолетом. Оглоблин и Фунтиков не переста­вали думать о машине, оставленной в плавнях.

   Сводки Информбюро вызвали у Оглоблина особый интерес к движению наземных войск. Фронт катился к Днепру, к самолету, грохотал уже возле его крыльев.

   Оглоблин прибежал к командиру части:

   — Разрешите...

   С сердечным трепетом летел Оглоблин с летчиком Дудником и механиком Бардиным к памятным плавням. «Цел ли порученный попе­чениям партизан самолет» — думал он.

   Самолет был цел.

   Дудник улетел обратно, а Оглоблин и Бар­дин, не теряя минуты, разложили инструменты, приступили к ремонту.

   По ним била немецкая артиллерия—фронт находился всего в трех километрах.

   Но вот все готово. Оглоблин опять в каби­не своего самолета. Самолет в воздухе... Аэро­дром...

oglobliniv

Герой Советского Союза Оглоблин Иван Васильевич

   Оглоблин, как и прежде, летает на своем самолете. На борту боевой машины написано: «Партизан». Надпись эта — как горсть родной земли, которую Оглоблин уносит в каждом полете с собой в небо. Она многое значит. За ней — русский человек, неукротимый, свободный, не покорявшийся врагу во веки веков.

   И тем дороже был этот самолет Оглоблину, что до этого он на нем сражался за Сталинград, пробивал вражескую оборону на Миусе, брал Таганрог, сокру­шал вражеские бастионы в Донбассе, освобождал Крым. На этом самолете в боях за Севастополь бесстрашный уралец, жертвуя собой, под огнем немецких зениток уничтожил на аэродроме 12 вражеских самолетов, разбил береговую батарею и потопил несколько барж с гитлеровскими оккупантами. За эту опера­цию Ивану Васильевичу Оглоблину присвоено звание Героя Советского Союза.

   ...За проявленное мужество и отвагу присвоено звание Героя Советского Союза Ямалетдинову Шагею Ямалетдиновичу, до войны работавшего председа­телем находящегося по соседству с Белорецком колхоза «10 лет Башкирии». Танк Ямалетдинова первым ворвался в город Брно и обеспечил продвижение войск.

   В эти же дни чудеса бесстрашия проявили храбрые сыны советского народй белоречане и тирлянцы Серебрянников, Губин, Машинский, Полуектов, Пугаев, Пашкевич, Сухов и Миронов — Герои Советского Союза. Золотыми буквами впи­сали они славные страницы в историю Великой Отечественной войны.

   На фронтах Отечественной войны были тысячи белоречан. Где только они не сражались, где не громили врага!

   ...Григория Мочальникова знали в Белорецке как отличного спортсмена. Лю­бой свободный час отдавал он конькам, лыжам, велосипеду. Он много раз завоевы­вал первенство на всебашкирских соревнованиях.

   Когда прогремели первые выстрелы, Мочальников ушел добровольцем на ос­вободительную войну.

   Находясь в течение двух лет в партизанском отряде в тылу врага, он с благодарностью вспоминал спорт. Ему он был обязан здоровьем, выносли­востью.

   Мочальников и еще четверо хорошо уверенных друг в друге людей ушли в ле­са и стали действовать на коммуникациях немцев. Оружие приобреталось в неболь­ших, но смелых вылазках против врага.

   К пятерке партизан почти ежедневно приходили все новые люди, преиспол­ненные неугасимым стремлением уничтожить фашистскую нечисть, отомститть за тысячи замученных советских людей. Партизанская группа увеличилась до отряда и переросла в бригаду.

   Мочальников стал начальником штаба одного из отрядов, оперировавших в Витебской области. Много было исхожено лесных троп и совершено славных подвигов. Его отряд разгромил гарнизоны немцев в населенных пунктах Тарасенки, Вовченки, Привольни, разрушил железные дороги на путях к Неволю, спустил несколько поездов с оккупантами и боевой техникой под откос.

   Народные мстители в тылу врага представляли грозную силу.

   В феврале 1943 года против партизанских отрядов Витебской области гер­манское командование направило крупные части.

   Стойко и мужественно дрались народные мстители. Они разбили фаши­стов-карателей и взяли в плен более 1500 солдат и офицеров.

   ...Шел тысяча девятьсот сорок пятый год. Пехотная часть, в которой слу­жил белоречанин Николай Платонов, получила боевое задание.

   Яростно сопротивлялись гитлеровцы, стараясь'задержаться хоть на сколько- нибудь выгодном к обороне клочке земли. Немецкое подразделение укрепилось на противоположном берегу реки. Река служила им большой защитой. Их пулеметчики и фаустпатронщики, засев в траншеи, не давали подойти к реке ни пехоте, ни танкам.

   На том берегу у воды лежал покинутый немцами автомат...

   Командир отделения Платонов подошел к командиру взвода.

   — Товарищ лейтенант, разрешите...

   Лейтенант Григорьев взглянул на решительное лицо сержанта. Несколько мгновений он молчал.

   — Действуй!

   Николай Платонов на глазах всех бойцов снял с себя Противогаз, отделил от него гофрированную трубку... Через минут он был у оврага, заросшего кустар­ником. Товарищи видели, как он подполз к реке; привязав ремнем к животу тяже­лый камень и взяв в рот один конец трубки, с головой бесшумно погрузился в воду и пошел по дну реки. Другой конец трубки возвышался над водой; трубка давала возможность дышать, а камень не позволял подняться на поверхность...

   Ледяная вода жгла тело Николая. Быстрое течение стремилось опрокинуть его. Но воин упорно двигался на другой берег. «Только бы достичь...» — думал он. Окоченевший в холодной воде, он, наконец, уцепился за берег и укрылся в камы­шах.

   Вражеский берег... Переведя дух, Николай быстро оценил обстановку. Не­мецкая траншея находилась метрах в десяти. Автомат лежал в нескольких шагах... «Исправен ли?..» Действовать надо было решительно.

   И вот автомат в руках Николая: новый, патронов достаточно. Поставив авто­мат на боевой взвод, Николай вскочил на ноги, сделал несколько прыжков к тран­шее, побежал вдоль нее, стреляя короткими очередями.

   У немцев поднялась паника. Под пулями уже легли десятки вражеских солдат.

   Видя замешательство противника, лейтенант Григорьев бросил подразделение к реке. В движение пришли и все другие подразделения части.

   Вода реки вскипела под множеством ног. Пошли танки.

   Со стороны немцев велись лишь одиночные выстрелы. Где-то на фланге зара­ботал пулемет, но и тот скоро замолк.

   Часть почти без потерь заняла траншеи. Враг отходил.

   О героическом подвиге сержанта Платонова тут же узнали все бойцы. Они на­пряженно вглядывались друг в друга, отыскивая героя. Но его нигде не было.

   В стороне кто-то крикнул:

   — Коля! Что с тобой?

   На крик сбежались бойцы и командиры. Сержант Николай Платонов тихо сто­нал. Он был тяжело ранен. Обратившись к командиру, Николай попросил выпол­нить последнюю просьбу:

   — Сообщите в Белорецк... маме, отцу... Гале, что я здесь... к ним не вернусь...

   Приподнявшись, еще сказал:

   — Передайте всем белоречанам, чтобы... трудом крепили...

   Он не договорил — «силу Советской Армии». Тело Николая вдруг как-то обмякло, руки бессильно опустились.

   Бойцы и командиры обнажили головы.

   ...Большой ратный путь прошел белоречанин коммунист Иван Иванович Хо­мяков.

   После горячих боев под Москвой Хомякову пришлось форсировать не одну реку, ведущую на запад.

   За рекой Гжать часть, в которой он служил, встретилась с озверелыми фаши­стами. Против части немцы пустили 18 танков и батальон пехоты. Положение, в котором оказались советские воины, было тяжелым.

   Начался смертельный бой.

   Батарея гвардии старшины Хомякова уничтожила более роты фашистских го­ловорезов, а остальных обратила в бегство.

   В распутицу и зной, в непогоду и стужу, по полям, лесам и болотам пробива­лись на запад гвардейцы. Никакие преграды не могли остановить их победоносного движения.

   В январе тысяча девятьсот сорок третьего года часть, вступила на территорию Белоруссии. На снежных равнинах долго кипели горячие бои.

   Враг отступал из Гомеля. Нужно было Задержать его, уничтожить живую силу и технику.

   По зыбким болотам пошли гвардейцы в глубокий рейд. Всюду опережая вра­га, они появлялись там, где их нельзя было и ожидать, и внезапным ударом круши­ли фашистов.

   После Белоруссии — Польша.

   Хомяков освобождал Варшаву.

   Он форсировал Вислу, шел с боем ио Померании. От города Польцин, где чер­ной лентой пролегло берлинское шоссе, он обошел Берлин с северо-запада, соеди­нился с другими частями Советской Армии и брал звериное логово.

   В реке Шпрее белоречанин Иван Иванович Хомяков поил своего коня...

ПОБЕДА!

   И настал день...

   9 мая 1945 года столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам Советской Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одер­жавшим блестящую победу, тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий.

   А  через три с половиной месяца, 23 августа, Москва от имени Родины салютовала доблестным Забайкальским, Дальневосточным войскам и Тихоокеан­скому флоту, а также Монгольской армии Маршала Чойбалсана, освободившим Маньчжурию, Южный Сахалин и часть Курильских островов.

   Победа! Какое могучее слово! В нем жизнь, счастье, свобода, в нем чаяния всех людей доброй воли...

   «Серьезнейшей проверкой силы и жизненности нашего общественного и государственного строя явилась Великая Отечественная война Советского Сою­за. В дни войны партия выступила как вдохновитель и организатор всенарод­ной борьбы против фашистских захватчиков. Своей организаторской работой партия направила к общей цели все усилия советских людей, подчинила все силы и средства страны делу разгрома врага. Партия мобилизовала рабочий класс, крестьянство, интеллигенцию на самоотверженное преодоление труд­ностей, организовала мощный трудовой подъем, поставила народное хозяй­ство на службу фронту, превратила страну в единый боевой лагерь. За го­ды войны Коммунистическая партия еще более сроднилась с народом, еще теснее связалась с широкими массами трудящихся. В дни величайших испы­таний войны, преодолев серьезнейшие трудности и преграды на пути к побе­де, партия вновь показала, что она является единой, боевой организацией, не знающей шатаний и разногласий в своих рядах. 

   Разгромив фашистских агрессоров, советский народ, доблестная Советская Армия, руководимые славной Коммунистической партией, отстояли свободу и независимость своей Родины, спасли народы Европы и Азии от угрозы фашистского порабощения. В результате победы социализма над фашизмом во второй мировой войне выросли и окрепли силы социализма и демократии; ослабли позиции империализма и реакции. От системы капитализма отпал ряд стран Европы и Азии, в которых утвердился народно-демократический режим. Крупнейшей победой дела социализма и демократии явилось торжество народной революции в Китае и образование Китайской Народной Республики.

Прочнее стали. Авт. Р.А. Алферов. 1954 г.

Отзывы


© 2013-2022 | www.beloretsk.info - Справочно-информационный сайт г. Белорецка

Перепубликация материала или распространение любой информации с сайта г. Белорецка

Разрешается только с обязательным проставлением активной ссылки на первоисточник www.beloretsk.info

Администрация сайта не несет ответственности за содержимое объявлений, материалов и правильность их написания!

По интересующим Вас вопросам обращаться: Обратная связь | Тел.: 8-906-370-40-70 - Билайн

12+