Личный кабинетЛичный кабинет

12+
...
29 oCясно

13 июня

17:00
.
Температура: 29 ... 29°C
Ветер западный, 2.35 м/с
20:00
.
Температура: 24 ... 28°C
Ветер северо-западный, 0.47 м/с
23:00
.
Температура: 19 ... 22°C
Ветер северный, 0.94 м/с

14 июня

02:00
.
Температура: 17 ... 17°C
Ветер западный, 0.54 м/с
05:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер северный, 0.69 м/с
08:00
.
Температура: 23 ... 23°C
Ветер юго-восточный, 0.59 м/с
11:00
.
Температура: 27 ... 27°C
Ветер юго-восточный, 1.94 м/с
14:00
.
Температура: 30 ... 30°C
Ветер юго-восточный, 1.83 м/с
17:00
.
Температура: 30 ... 30°C
Ветер юго-восточный, 2.16 м/с
20:00
.
Температура: 24 ... 24°C
Ветер юго-восточный, 2.13 м/с
23:00
.
Температура: 19 ... 19°C
Ветер западный, 1.55 м/с

15 июня

02:00
.
Температура: 18 ... 18°C
Ветер южный, 0.8 м/с
05:00
.
Температура: 17 ... 17°C
Ветер западный, 0.26 м/с
08:00
.
Температура: 24 ... 24°C
Ветер юго-восточный, 1.18 м/с
11:00
.
Температура: 28 ... 28°C
Ветер южный, 2.8 м/с
14:00
.
Температура: 27 ... 27°C
Ветер южный, 2.51 м/с
17:00
.
Температура: 22 ... 22°C
Ветер западный, 1.09 м/с
20:00
.
Температура: 17 ... 17°C
Ветер северный, 1.27 м/с
23:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер западный, 1.26 м/с

16 июня

02:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер западный, 0.89 м/с
05:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер западный, 0.5 м/с
08:00
.
Температура: 21 ... 21°C
Ветер юго-восточный, 0.09 м/с
11:00
.
Температура: 27 ... 27°C
Ветер южный, 0.72 м/с
14:00
.
Температура: 29 ... 29°C
Ветер южный, 1.22 м/с
17:00
.
Температура: 29 ... 29°C
Ветер западный, 0.81 м/с
20:00
.
Температура: 18 ... 18°C
Ветер западный, 0.37 м/с
23:00
.
Температура: 18 ... 18°C
Ветер северный, 0.3 м/с

17 июня

02:00
.
Температура: 17 ... 17°C
Ветер северо-западный, 0.92 м/с
05:00
.
Температура: 17 ... 17°C
Ветер западный, 1.02 м/с
08:00
.
Температура: 21 ... 21°C
Ветер западный, 0.59 м/с
11:00
.
Температура: 27 ... 27°C
Ветер западный, 1.44 м/с
14:00
.
Температура: 29 ... 29°C
Ветер западный, 3.57 м/с
17:00
.
Температура: 25 ... 25°C
Ветер северо-западный, 2.87 м/с
20:00
.
Температура: 22 ... 22°C
Ветер северо-восточный, 0.75 м/с
23:00
.
Температура: 17 ... 17°C
Ветер северо-восточный, 1.42 м/с

18 июня

02:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер восточный, 1.77 м/с
05:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер восточный, 2.82 м/с
08:00
.
Температура: 16 ... 16°C
Ветер восточный, 3.74 м/с
11:00
.
Температура: 20 ... 20°C
Ветер восточный, 4.95 м/с
14:00
.
Температура: 21 ... 21°C
Ветер восточный, 5 м/с
юань cny доллар usd евро euro
wishlist 0 Список избранного
Добро пожаловать. Сайт в процессе доработки и наполнения. Возможны сбои в работе и слегка кривой дизайн. Приносим извинения за неудобства. Мы все поправим.
Белорецк

редакция

8-906-104-24-99

техническая поддержка

8-906-370-40-70

Глава 20. Двадцатые годы

date 06 июня 2020 01:43
Просмотров 319
Отзывов 0
user
Глава 20. Двадцатые годы

Книга: Белорецк: страницы истории - Глава 20. Двадцатые годы

   1920 год. На Белорецком заводе работало 1942, на проволочно­гвоздильном - 904, на Тирлянском - 513 человек.

   Выпуск продукции на сталепроволочном заводе составил 4617 тонн, в том числе 2457 тонн железной проволоки, 1616 тонн проволочных гвоздей, 185 тонн подковных гвоздей и 259 тонн шурупов для дерева.

   Началось строительство узкоколейки между Белорецким и Лапыш- тинским заводами.

   В д. Серменево в 264 дворах проживало 1425 человек, в д. Га- дельшино - 178 человек.

   Февраль. На совещание по уральским делам при ВСНХ было на­мечено строительство железнодорожной линии Белорецк - Магнито­горск.

   12-13 февраля в селе Серменево, бывшей в то время центром Та­мьян-Катайского кантона прошла первая партийная кантонная конфе­ренция, которая «... обсудила вопрос о созыве следующего кантонно- го съезда Советов, поставила перед коммунистами задачу - добиться безраздельного господства в Советах. Вместе с тем конференция указала на необходимость строгого соблюдения советской демократии на недопустимость смешения функций партийных и советских органон, на необходимость руководства Советами через членов партии, избранных в Советы.

   Конференция подчеркнула необходимость усиления политической работы среди коренного населения кантона. В ее решении было указа но: «Несмотря на все трудности и препятствия, которые мешают быстрому налаживанию Советской власти в Башкирии, считать задачу вполне разрешимой и приложить все усилия к тому, чтобы трудовые массы башкирского народа как можно скорее поняли, что в лице гор­ных заводов они имеют надежных и верных сотрудников и товарищей по борьбе за наше общее дело».

   Конференция рассмотрела вопрос о работе коммунистического со­юза молодежи, указала на слабое организационное единство и недо­статочную работу среди башкирской молодежи.

   Конференция рассмотрела вопрос о раскрепощении женщин, ука­зала на необходимость строительства народных домов, детских садов и изб-читален.

   По решению партийной конференции ценгр кантона был перенесен в Белорецк.

   Конференция избрала кантгорком партии - единый комитет как для всего кантона, так и для Белорецка. В его состав вошли Заворуев, Пирожников, Иштимиров, Козлов и Сызранкин».

   Март. Для борьбы с остатками белогвардейских отрядов был со­здан Белорецкий коммунистический полк, который возглавил Федор Николаевич Сызранкин.

   Апрель-май. Была проведена «неделя пролетарских сирот». Круп­ные сборы в пользу сирот поступили от коллектива проволочно-гвоз дильного завода, от населения Мулдакаевской волости, рабочих тор­фяного отдела Белорецкого горного округа и ряда других коллекти­вов.

   Под руководством кантонной партийной организации не только на­чалось восстановление народного хозяйства кантона, но и была орга­низована помощь фронту. Так, например, «общее собрание членов профсоюза работников советских учреждений и союза работников народной связи по докладу секретаря кантгоркома М.Я. Заворуева 15 августа 1920 года постановило: «Всем членам профсоюза отчислить 156 однодневный заработок на нужды фронта, принимать активное учас­тие во всех субботниках, проводимых комиссией по проведению не­дели помощи фронту».

   15 октября в Стерлитамаке прошел первый Всебашкирский съезд РКСМ. Делегатами съезда от Белорецка был избран Семен Ададуров, от Тирляна - Иван Шердюков.

   1921 год. На металлургическом заводе работало 1800 человек. На заводе был освоен выпуск стальной проволоки. Инициаторами этого процесса стали профессор С.С. Штейнберг, главный инженер завода П.Ф. Заболуев, начальник волочильного цеха Н.Ф. Андриянов.

   В городе функционировали трехлетние педагогические курсы на правах техникума.

   Делегатом X съезда РКП(б) от нашего города был избран Д.Г. Су­лимов.

   Началось строительство узкоколейной железной дороги Белорецк - Инзер - Тукан.

   Был создан кантонный продовольственный комитет, в задачу кото­рого входило обеспечение рабочих завода продовольствием. Возгла­вил его Федор Николаевич Сызранкин.

   Май-сентябрь. Временно из-за нехватки сутунки и топлива было приостановлено производство Тирлянского листопрокатного завода.

   Сентябрь-октябрь. В окончательном разгроме остатков белогвар­дейских отрядов участвовал 3-й коммунистический батальон частей особого назначения (ЧОН) под командованием, впоследствии став­шим известным детским писателем А.П. Гайдаром (Голиковым).

***

   Двадцать первый год. В результате сильной засухи миллионы людей в городах и особенно в селах 34 губерний Советской России оказались на грани голодной смерти. Поэтому всемирно известный тогда русский писатель Максим Горький обратился «ко всем извест­ным людям Европы и Америки» с призывом помочь пострадавшим от катастрофического неурожая российским регионам, и прежде всего 1 [оволжью. Правительства и народы многих государств откликнулись на этот призыв. В этих странах создавались специальные комитеты, которые занималась сбором пожертвований для голодающих. Поспе­шили на помощь России и Соединенные Штаты Америки. Вести за­купку, транспортировку и распределение продовольствия на территории России было поручено «Американской администрации помощи» или просто АРА. Эта организация возникла в конце Первой мировой войны и занималась снабжением продуктами питания страдающих оз недоедания детей Европы. Ее основателем и бессменным руководите­лем являлся министр торговли США Герберт Гувер.

   20 августа 1921 года в Риге именно Гувер и представитель советс­кого правительства Максим Литвинов подписали договор об оказа­нии помощи РСФСР.

   В России АРА начал свою работу 1 октября 1921 года. Из США прибыли 300 сотрудников АРА, на местах в ее подразделениях труди­лись свыше 10 тысяч советских граждан. По решению советского правительства представителям АРА были предоставлены помещения, жилье, склады, транспортные средства и горючее.

   В соответствии с Рижским договором иностранцы, прибывшие в Россию, ограничивались работой только по оказанию помощи голо­дающим. Заниматься какой-либо политической или коммерческой дея­тельностью им запрещалось.

   По соглашению АРА оказывала не только продовольственную по­мощь, но и выдавала некоторым нуждающимся мануфактуру, обувь и одежду. Помимо этого она взяла на себя обязательство снабжать медикаментами и госпитальными принадлежностями амбулатории и детские дома.

***

   Вот как об этом писала в своих воспоминаниях жительница посел­ка Верхнего Авзяна Н.С.Васючкова, которая в то время работала за­ведующей столовой АРА. «В нашу столовую приходило 100, иногда 150 детей Нижнего Авзяна, от каждой голодающей семьи по одному ребенку.

   Белый хлеб, рисовую кашу, какао дети должны были съесть сами. И нам, работникам столовой, стоявшим у дверей, было больно ви­деть, как дети съев сверху жидкое, прижав к груди тарелку, на дне которой осталось немного риса, несли ее домой, чтобы накормить своих маленьких братишек и сестренок.

   Многим запомнится этот белый хлеб и каша. За все это платили Америке золотом. Помню, как сдавали золотые вещи, серебряные и золотые кресты, оклады с икон».

***

   He лучшим было и положение в Белорецке и близлежащих посел­ках. Свирепствовали голод, тиф, плохо было с топливом. Рабочие получали на заводах небольшой паек, в пищу употребляли просо и лебеду.

   Ниже мы предлагаем читателю ряд воспоминаний очевидцев тех голодных для нашей страны. И начнем с воспоминаний жителя пос. Тирлян Д.К.Васильева.

   «С 1920 года базаров нет, переходим на паек. У всех имеются карточки с означением числа членов семьи. Базары разгонялись, продукты вывезенные на базар конфисковывались.

   В 1921 году прошла разверстка. Осенью 1921 начинаем чувство­вать голод. Паек все сокращают, дают не на всех членов семьи, а только на работников. Начинают играть роль суррогаты: овсяная, греч­невая, просяная мука. Развивается воровство. Забивают по дворам скотину: коров, овец.

   Начало 1922 года. Голод усиливается. Начинается вооруженный грабеж. По дорогам ездить опасно было не только одиночкам. По до­роге из Белорецка в Верхнеуральск пропал целый обоз до двух десят­ков лошадей и немногим меньше людей. Несчастных нашли под хво­ростом. Они были расстреляны. Вооруженные являлись и по дворам, приказывали хозяевам не высовывать носа, а сами хозяйничали во дворе: кололи скотину и прочее.

   Нахлынули на заводы жители хуторов, поселков и т.д. в поисках работы. Много скопилось их на Журавлином болоте: помещались они в тесных, грязных бараках, начался тиф...

   К весне голод усилился. Люди истощаются от недостатка хлеба: едят кошек, всевозможные суррогаты, рябину, желуди... От суррога­тов люди пухли и слабели. Тиф доканчивал работу суррогатов. Были дома, где все вымерли от тифа...

   На обоих кладбищах скопилось много брошенных и в гробах, и в ящиках, и просто так с конвульсивно-перекошенными руками, нога­ми, как застала их смерть. Весной понадобилось несколько субботни­ков, чтобы прибрать вытаявшие трупы. Мертвых от истощения нахо­дили по улицам, окрло железнодорожной станции. Наконец, по ули­цам часто валялись воры, пойманные на месте преступления...

   Началось людоедство. Полубезумные от голода ходили по кладбищам, вырезали куски мясо с покойников валявшихся без гробов. Одну женщину привезли в милицию с чугуном вареного человеческого мяса. В чугуне были руки и ноги, голову мальчика нашли в навозе.

   Весной начали раздавать пайки кукурузы - помощь далекой Амери­ки. Какое это было благодеяние для изголодавшихся людей - это и сказать нельзя. Тысячи спаслись, продержались этим пайком. А сколь­ко и тут было случаев смерти. Многие голодные, получившие паек, умирали от того, что поели немного неосторожно. Два подростка убили старуху, чгобы захватить ее паек.

   Пережить эту зиму помогло еще то, что правительство разрешило торговать. Средством обмена на базаре был картофель, за который можно было купить дров и сена; на картофель меняли старые юбки, кофты, шали и прочее. Весной как только появилась крапива, стали питаться ею, потом кислянкой и т.д. Ребятишки шныряли по лесу, со­бирали грибы выкапывали корни. Много было случаев отравления корнями, умирали в страшных корчах, сходили с ума».

***

   Холодок пробегает по коже, когда читаешь заметку «Голод в Бело­рецке» в газете «Известия» Башобкома РКП(б) от 14 марта 1922 года «... У входа в милицию оживление. Толпа народа. Задержана женщи­на. Кто она? Это Матрена из H.-Селения, она объела труп замерзшего человека. После лютой зимы, когда начал таять снег, люди обнаружи­ли «художество» этой несчастной женщины».

   Это же газета 16 марта 1922 года давала подробные разъяснения и советы о том, как примешивать к хлебу съедобные травы, утверждая, что «в клевере белка в 2 раза больше, чем во ржи».

***

   Ниже мы приводим выдержку из дневника Марии Яковлев­ны Федоровой, которая работала в начале 20-х годов в Верхне- Авзянской школе.

   «... После обеда я, папа, мама и ребята ходили на Рыбкину гору за черникой. В лесу все погорело. Земляники совсем нет, а черника хотя и есть, но очень плохая, мелкая.

   23 июня, среда. Сегодня двойная радость. Первая - это дождли­вый, ненастный день. Вторая - Кондратьева девушка принесла 20 фун­тов пшеницы...

   24 июня, четверг. День был знойный, на небе ни облачка. Самочувствие скверное, какая-то тоска, вызванная голодом, а тут еще со­общили неприятную новость. Ларионов ездил за хлебом, возил наши вещи. На обратном пути бандиты в шинелях и вооруженные отобрали хлеб и лошадь. Так что Ларионов пришел домой с одним кнутом. Пшеница (20 фунтов) не молота. Муки нет совсем. Мы с мамой силь­но пали духом за завтрашний день, но к счастью, папа принес из конто­ры пять фунтов муки, и мы опять немного ожили. Вечером мама из огородной зелени варила суп, а я с папой поливала в огороде свеклу, редьку и картофель.

   ... Вечером пришли коровы. Я хотела поливать картофель под дво­ром в огороде, гляжу а быка нет. Коровы пришли одни. Значит, его кто-нибудь в лесу заколол. Только и была надежда на него, хотели завтра колоть и есть хоть мясо, ведь с одним молоком без хлеба жить очень трудно, есть у нас больше нечего. Приходится заранее ложится в могилу. Спросили соседей - у всех коровы пришли, а нашего быка все нет... Пришли наши. Весть о пропаже быка, конечно же, не обра­довала их. Сразу же все пали духом. Без того тяжело папе с мамой, а тут еще Таня расстраивает своими неразумными речами, как-то: «Как бы мне отравить ребенка и себя, чем подыхать с голоду»... Я до того расстроилась, что легла спать без ужина и все время плакала и моли­лась в душе Богу о помощи. Бог мою молитву, должно быть услы­шал: поздно вечером перед самым ужином бык пришел, и у всех сразу легче стало на душе. Но я слишком была расстроена, так что встать и идти к ужину уже не могла...

   8 июля, четверг. Сегодня большой престольный праздник, а пев­чих в церкви не было и народу было мало: которые были на сенокосе, а которые с голоду не в силах были пойти. Грустно, что в церкви нет такого торжества, как раньше.

   ... С 9-го по 20-го июля хорошего было очень мало. Первая непри­ятность: вернулась обратно Таня со станции Вязовой. Дальше ее не пропустили по случаю холеры... Кроме этого, открылась еще в Авзя- не холера, и, когда стали умирать люди на нашей улице, мною овладел ужас. Все страшно боимся заразиться. В комнатах с мамой тут же навели образцовый порядок и сделали дезинфекцию. Ворота папа по­мазал дегтем, и мы все время держали их взаперти. Сами куда пой­дем, особенно з# водой, обрызгиваем себя карболкой. Да, жизнь ужасная... Жители многие побросали свои дома и уехали в степь. Одни умирают от холеры, а другие от голода. Вчера например, мне женщины рассказывали, как их соседка, вдова с двумя детьми, всю весну и лето сидела без хлеба и кормила детей одними корнями и травой. На днях она за печку железную купила коровью голову и требушину. С голодушки, на голодный желудок как съела требуши­ны, так тут же ночью умерла, оставив детей одних. Хоронить никто не идет. Пролежала двое суток, а дети две ночи спали рядом. На третий день один мужчина привязал веревку за ее ноги и кое-как стащил покойницу со ступенек в гроб. Дети теперь одни так и живут. Мальчик от голода не может уже ходить, а девочка еле-еле ходит...».

***

   Из воспоминаний белоречанина Константина Васильевича Валавина: «В 1921 году (я учился в шестом классе) для всех бело­рецких школьников, занятия неожиданно прервались. В тот год за все лето не было ни одного дождя, и по этой причине случился неурожай. За ним пришел голод. Моментально по городу начала быстро распро­страняться холера. Неожиданно быстро умерла моя бабушка по от­цовской линии. Медикам спасти ее не удалось. Ее скорбную участь разделили тысячи земляков. Уже с июля людей начали хоронить в большом количестве. Умирало много взрослых, детей отвозили в дет­ские дома. Но и там настигала смерть.

   В тот страшный год мертвые валялись на улицах, на дорогах. Их собирали и везли в огнеупорный цех. Там в печи в конструкции Кох- мана, превращенной в специальный крематорий, трупы несчастных сжигали. Однажды зимой я был там, видел, как происходила эта страш­ная процедура.

   Наша семья выжила только благодаря тому, что мои отец и брат работали на заводе и поэтому каждую неделю получали паек муки. Однажды отец откуда-то привез желудей, мы их ели. А в 1922 году и я пошел на завод, было мне в те годы 14 лет. Благодаря тому, что я стал производственником, также получал паек. Это и помогало нам в те трудные времена».

***

   Передо мной дневниковые записи, которые вел Михаил Фо­мич Чурко, датированные 1921 годом.

   «3 июля. Умерла моя дочь Тамара, 6 мес. Это второй у нас покой­ник - ребенок. Причина сезонная - понос, а может холера. Так как время летнее, а болезнь желудоч.-кишеч., то сегодня уже занялся гро­биком, намереваясь завтра схоронить.

   6 июля. Ходил за получением пайка на июль (для себя). Получил 1/2 п. муки, 7 1/2 ф. селедки, 6 ф. крупы, около 1 ф. соли, 1 1/4 ф. сахару, 1 ф. табаку. Для семьи хлеба нет, столовая закрыта, значит моя получка будет на всех. Правда выдали соли 4 ф„ табаку 1/4 ф. и мыла 1/2 ф.

   7 июля. Советская столовая за отсутствием хлеба закрылась. Взял в заводской. Там отпускают манную кашу и суп из селедки, без хле­ба. Вместо хлеба выдают периодически то пополам отруби и муку, то овсяную муку, то чистую муку - все по несколько фунтов на несколь­ко дней. Вчера к великому счастью привезли за 2 книги 1/2 пуда муки и столько же обещали еще. Были случаи холеры.

   15-го. Вчера купил два воза березовых дров за 3 ф. муки, 1 ф. сухарей и 2 ф. печеного хлеба (из столовой). Столовая открыта, но выдают один хлеб. В заводской столовой выдают селедочный суп и манную кашу, но без хлеба. Появилось объявление о продаже гото­вых гробов. От холеры умирают. Вчера (или третьего дня) умерло 11.

   18. В соседском дворе холерной больной. На берегу уже целый день лежит мертвец.

   23. Второй день возят соль, глыбами и кулями, а хлеба нет. Полез­на, конечно, и соль, но без хлеба не совсем того...

   В саду рабочего клуба труп башкира, умершего с голоду. По пово­ду трупов ходил к нач-ку гарнизона, говорил, возмущался и пр., пр. Трупы все-таки убрали.

   Говорят, что в столовой партийной конференции хорошо кормят: мясной суп, компот из сушен, яблок и спирт. Недаром, значит эту п оловую отделили от общей. Завидно! Люблю сладкое, а спирт нын­че, в эпидемию, зело полезен.

   26. Получено за август (вперед) 8 ф. муки и 12 ф. отрубей (мякоти). Столовая советская закрыта, в заводской - кашу заменили овся­ной.

   Сегодня проводил нашего инженера постройки Белорецко-Магнит. Ж.д. (Белмагдор) Б.Н. Лаврова. Судьба Белмагдора - отцвести, не успев расцвести. Ухлопали миллионы - маленько порыли, просуще­ствовали год,'создав квартирный кризис и набив цены на все - и те­перь все бросается и ликвидируется.

   Август 6. Благодаря дождям, пошли расти грибы. Выросла такая масса, что не успевают собирать - все новые вырастают. Все время носят ведрами и мешками, а сегодня на базаре появился целый воз грибов. Ягоды запретили продавать, зато появились огурцы, а до них пока не додумались.

   Вся жизнь теперь сосредоточилась на перспективе зимнего сезона, все копошатся, запасаются на зиму, кто чем сумеет. Все мысли со­средоточены на удовлетворении желудка как в настоящем, так и в будущем. Можно сказать, что у всех нет никакой другой деятельнос­ти, кроме личных забот.

   23 августа. Цены на хлеб до 100 тыс., на картошку до 25 тыс.

   Эту неделю мясо не едим. Перешли на овощи и селедку.

   После нового железнодорожного тарифа, хлопнувшего сразу на сотни тысяч вышел почтовый тариф: открытка 100 р., заказное 1000 р., телеграмма по 1000 р. за слово. (А оклады те же).

   26. Говорят, что идет в Белорецк 55 тыс. пуд хлеба. Изумительно.

   Сентябрь 4. На рынке появилось много картошки и цена на нее пала до 20 тыс. Говорят, это ворованная и что когда всю снимут - цена быстро поднимется.

   Сидим пока без пайка. Нигде ничего, получили только мясо и керо­син. Спасибо хоть за мясо, а то селедки порядком надоели, а едим плохо. Хлеб все еще идет. Цена его на базаре около 180 тыс.

   21. Хлеба нет. Пайков учителям не выдают. Посему вчера было со­брание школьного совета 11 ст.

   Постановили провести через общее собрание родителей самообло­жение на содержание педагогов по следующей норме: единовремен­но с каждого родителя: по 30 ф. картоф., по 1 ф. масла, по 2 яйца, по 1 вилку капусты и ежемесячно по 3 ф. муки.

   С наступлением учебного сезона мне предстоит работа в школе на педагогических мусульманских курсах и на профессиональных тех­нических курсах, кроме службы во Всеобуче. Имеется еще урок ри­сования и несколько заказов. Как-то управлюсь.

   Поехал в Сибирь мой пом. делопроизводителя для добычи хлеба. Я с ним отправил для обмена сапоги, косу, детские штаны, ленту, 2 но­жика, ножницы. Холера притихла. Наступили холода. Сегодня шел снег, хотя и не остался ни минуты, тотчас стаял».

***

   «В связи с бедственным положением сельского хозяйства в апреле но кантонам Башкирии был объявлен месячник «Красного пахаря». I lap I пиная организация кантона приняла активное участие в проведении весенней кампании. По указанию обкома партии 25 процентов коммунистов было направлено на полевые работы в деревню.

   Кроме того, по постановлению кантгоркома партии в деревни были направлены для ремонта сельскохозяйственных орудий 100 (металлистов (кузнецов и слесарей), 17 торников, 33 плотника и столяра. Со складов Белорецкого горного округа для крестьян было отпущено 1500 пудов железа и 500 коробов угля. Эта помощь позволило засе­ян. 85 процентов посевных площадей 1920 года.

   Тяжелое материальное положение вызвало недовольство среди части рабочих. Этим воспользовались меньшевики и эсеры. Они спро­воцировали среди рабочих Белорецкого металлургического завода итальянскую» забастовку.

   Кантгорком партии провел большую разъяснительную работу сре­ди трудящихся и предложил администрации горного округа обеспе­чить рабочих необходимым питанием, выдать задержанную заработ­ную плату, вознаграждение рабочим поставить в зависимость от вы­полнения норм выработки. Строгое соблюдение социалистического принципа распределения по труду, несмотря на трудности (нехватка топлива и рабочих рук), дало возможность в 1921 году повысить по сравнению с 1920 годом производство чугуна в два раза, катанки - в 2,5 раза.

   Однако голод 1921-1922 годов вновь отбросил назад промышлен­ное производство на заводах горного округа. 18 июля 1921 года при В ЦИК РСФСР была создана Центральная комиссия помощи голодаю­щим во главе с М.И. Калининым. В Башкирии комиссию по оказанию помощи голодающим возглавил Ш. Худайбердин.

   В августе 1921 года была создана комиссия по оказанию помощи голодающим и в Тамьян-Катайском кантоне (кантпомгол). Эта комис­сия организовала «тройки» по борьбе с голодом в каждом учрежде­нии кантона. Только с 1 августа 1921 года по 1 января 1922 года комиссия организовала 109 столовых, было роздано 4770 пайков де­тям и 3080 вз{5Ьслым.

   Несмотря на голод и разруху, в кантоне на 1 января 1922 года было открыто 87 школ, 29 библиотек, 10 изб-читален, шесть клубов, два театра, музей.

   Для сирот, оставшихся без родителей, было открыто 25 детских домов. Для местного населения (башкир) было создано два детских сада».

***

   Десятый съезд партии, который состоялся в марте 1921 года, вы­нес решение о замене продразверстки продналогом. В стране была разрешена частная торговля.

   Это решение нашло свое отражение и в нашем городе. Оживилась деятельность общества потребителей, а также частная торговля.

   В это же время в поселке Тирлян был создан рабочий кооператив. Вог, как об этом в своих воспоминаниях писал один из его организа­торов Михаил Захарович Феклин: “1921 год. Вслед за разрухой на молодую Советскую республику навалился голод.

   В Тирляне в то время действовал партийный орган - райком партии. Секретарем райкома был А.Г.Радионов.

   Я тогда работал в райкоме инструктором. Вызвал однажды Алек­сандр Георгиевич меня к себе и говорит:

   - Даю тебе, Михаил Захарович, ответственное поручение: органи­зовать в Тирляне рабочий кооператив.

   - Как же без какой-либо комиссии, без членов правления? - спро­сил я.

   - Пока работай один, а когда сколотишь вокруг себя актив, доло­жишь мне, тогда соберем собрание, на котором и выберем правление, - ответил Александр Георгиевич.

   Тогда я попросил у секретаря райкома совета: как и где достать денег? Ведь с одним карандашом да записной книжкой кооператив не построишь. Радионов мне посоветовал:

   - Первоначально узнай, что осталось от спиркиной потребиловки.

   Узнал. Не богато: весы десятичные и столовые, лампадки, что за­жигались ранее под иконами, и еще кое-какие вещи, а всего имуще­ства оказалось на 84 рубля. Вот это и был “основной” капитал.

   На следующий день я обратился к директору Тирлянского завода И.Т.Суравейкину с просьбой отпустить одного из сотрудников бух­галтерии на работу в кооператив.

   - А чем платить будешь? - спросил директор.

   - Золотом, - ответил я. - Я черту душу заложил.

   - Ну, коли так, то иди сватай любого. Кто пойдет, того и отпущу.

   Один из сотрудников - В.М.Бояринцев - согласился на условиях: ырплату начислять по курсу рубля золотом из расчета 2 рублей еже­месячно.

   Не было у нас кадров и торговых работников. В первое время при­шлось обратиться к бывшему купцу Буланову и просить его как опыт­ною торговца поработать в кооперативе. Буланов согласился. За то­варами надо было ехать в Москву. Но на что закупать? Денег-то не было. Обратиться к рабочим, попросить членские взносы - рабочие не поверят, так как созданная ранее потребиловка “пролетела в тру­бу”. Тогда по договоренности с секретарем райкома директор завода в порядке помощи рабочей кооперации отпустил два вагона кровельного листа. В обмен на этот лист Буланов привез нам первый вагон ма­нуфактуры. Мануфактуру решили выдавать тому, кто вступит в коо­ператив и внесет взносы в размере 2 рублей 20 копеек.

   Мы пошли на риск: заполнили два бланка векселей без указания суммы и сроков платежей. Через того же Буланова по этим векселям получили из Москвы еще два вагона мануфактуры.

   Векселя заложены. Но товар не продан, денег еще не было. Надо было быстрее реализовать товар. Вскоре нашелся продавец, специалист по торговле мясом.

   В его задачу входило кормить рабочих свежим мясом. Начали ску­пать скот у жителей поселка в долг сроком на пять дней. Спустя два месяца была ликвидирована задолженность по векселям. В магазине появились московские товары, мануфактура.

   Наконец, созвали общезаводское собрание, чтобы создать рабочий кооператив. Руководство заводом решило: взносы в кооператив вне­сти сразу за всех рабочих, а потом удерживать их из зарплаты. Выб­рани правление кооператива, и работа пошла полным ходом.

   Вскоре наш кооператив влился в Белорецкий центральный рабочий кооператив”.

***

   Бурной и полной жизнью жил и район. О том, какими событиями, в частности, была богата жизнь старинного села Каги рассказал в сво­их воспоминаниях В. Ленский.

   «В 1921 году я вернулся в Кагу. Кагинская комсомольская организация проводила большую работу. Мы помогали сельсовету в прове­дении всех его мероприятий, вели разъяснительную работу среди на­селения. Молодой кипучей энергии не было предела. Если нужно было поставить спектакль, мы брались за классические произведения Го­голя, Горького, Островского.

   Пытались показать со сцены нравы буржуазно-демократического общества, сами порой не зная их. На наши спектакли и концерты ху­дожественной самодеятельности шли и молодежь, и пожилые. Сельс­кий клуб всегда был переполнен.

   Нашим самодеятельным артистам особенно трудно было исполнять роли представителей буржуазного общества, например, генерала цар­ской армии или чиновника Петербургского департамента. Нужно было не только умело сыграть роль, но и одеть этого артиста в соответству­ющую форму. А где взять мундир генерала или какого-нибудь статс­кого советника? Но на помощь нам приходили сами жители. В Каге на Елани жил старый служака царской армии Петр Кузнецов. Со служ­бы он привез гусарский костюм, в котором на сцене появлялись то генерал, то статский советник из «Ревизора».

***

   Комсомольцы вели настоящую войну с религией. Большим собы­тием в этой части для нас, кагинских комсомольцев, было закрытие церкви. Перед этим с населением мы провели большую антирелиги­озную работу, разоблачая махинации попов и их подручных. В пер­вую очередь большая работа проводилась с беднотой. Мы организо­вали кружки безбожников, изучали в них «Библию верующих и неве­рующих» Емельяна Ярославского, читали агитки Демьяна Бедного.

   Комсомольцы снимали дома иконы, отказывались исполнять рели­гиозные обряды. Это была очень сложная борьба в семье. Нужно было убедить своих родителей не делать того, что проповедуют попы. Мы, например, отказывались есть вкусные куличи, приготовленные мама­шами на пасху. В канун пасхи устраивали в клубе антирелигиозные вечера, затем зажигали факелы и ходили по улицам.

   Непосредственно перед закрытием церкви было проведено комсо­мольское собрание, затем собрание бедноты. День закрытия церкви превратился в демонстрацию сил, восставших против богов, сюда пришли и неверующие, и верующие. Не обошлось и без слез бабу­шек. Но новое победило. Бывшая церковь стала сельским клубом. Крестьяне шли сюда слушать лекции, доклады, шли на постановки, концерты, кино».

***

   1922 год. В Южно-Уральском тресте был образован Белорецкий округ, который рассматривался как завод с полным циклом произ­водства. Управление округом было единоличное.

   Была организована школа фабрично-заводского ученичества.

   Открылась типография.

   Июнь. Вышел в свет первый номер газеты «Южно-Уральский ра­бочий» - орган Тамьян-Катайского комитета партии.

   В Белорецке прошла кантонная конференция комсомола, секрета­рем которого был избран А.П. Ломакин.

***

   Несмотря на тяжелое положение, которое сложилось в городе и в районе в связи с голодом, постепенно намечался рост производительности труда. Так, например, в сентябре 1922 года, после непро­должительной остановки вновь начал работать Тирлянский листопро­катный завод, который до 1930 года выпускал только кровельный лист, прокатываемый по старому уральскому способу.

   Из воспоминаний кадрового рабочего металлургического за­вода И. Окользина: «Тяжелые это были годы. Завод ощущал острый недостаток топлива, у рабочих было плохое питание, одежда, обувь.

   Зимой 1920-1921 годов встал вопрос об обеспечении завода дро­ками. Помню мы приехали на станцию Шушпа. И.И. Ракитин, И.И. Фартунин и я поместились в пустом бараке, где раньше жили пристанционные рабочие. Вскипятили воду и сели пить чай. Запасы про­дуктов у нас были скудными: лепешки, испеченные из лебеды да желудей и соль. На утро отправились рубить дрова. Полураздетые и полубосые, по пояс в снегу, мы, шестнадцатилетние «лесорубы» хоро­шо поработали и все, что нужно было для завода выполнили в срок.

   Весной 1922 года положение с топливом на заводе снова ухудшилось. На этот раз мы отправились на Журавлиное болото добывать торф. Работая вручную, часто в воде, мы не жаловались на тяжелые условия, знали, что от нашей работы зависит работа завода. На добыче торфа мы работали до поздней осени, зато зимой завод заработал на полную мощность».

***

   26-30 ноября прошла пятая партийная конференция. На ней для оперативного руководства были образованы Белорецкий, Тирлянский, Узянский райкомы, Учалинский, Тангатаровский, Кубеляк-Телеевский, Тамьян-Тангатаровский и Инзерский волостные комитеты партии. С целью создания отдельного комитета для Белорецка было организовано организационное бюро.

   1923 год. Расстояние от Белорецка до Уфы - 350 км. Тип поселе­ния - город. Количество дворов 23275, проживают мужчин - 6598, женщин - 7500.

   Управляющим Белорецким округом был назначен И.Г. Сапожни­ков.

   В домах рабочих зажглись электрические лампочки.

   Экспедиция геолога Вахрушева доставила пробу ассинских мине­ральных вод в Уфимский бактерологический институт, где заведую­щий санитарно-гигиенической лабораторией Б.Г. Киснемский произ­вел анализ и подтвердил наличие богатого содержания целебных ве­ществ.

***

   Думается будет интересным и такой факт, как создания в поселке Тирлян любительской радиостанции, которая принимала передачи из Москвы. Ниже мы приводим воспоминания одного из участников этих событий И.В.Лахмосгова: «Осенним вечером 1923 года несколько комсомольцев собрались в райкоме РКСМ. Миша Бакаев (в то время секретарь райкома) рассказал нам о существовании радиовещатель­ных станций, которые без всяких проводов передают свои передачи на тысячи километров. Некоторые слушатели усомнились в правдоспособности такого «чуда». Тогда Бакаев начал доказывать примера­ми, чертил на листе бумаги установку, рассказывал о приемном уст­ройстве и закончил тем, что все это мы можем сделать сами, и в Тирляпе слушать Москву. Он говорил так страстно, что мы все пове­рили и загорелись желанием иметь свою радиостанцию.

   Школьный учитель физики снабдил нас литературой, инженеры за­вода помогли произвести нужные расчеты мачты и антенного устрой­ства. Мы заготовили материал и дружно взялись за строительство станции. На заработанные деньги летом выписали приемник.

   Некоторые тирлянцы, услышав первый раз звуки приемника, осеняли себя крестом, а по окончании передачи искали будку, где прячем краснобая.

   Учителя и инженерно-технические работники завода перед сеан­сом передач выступали с лекциями, рассказывали о законах радиове­щания. Слушателей с каждым днем становилось все больше и боль­ше».

***

   В этом же году в городе было открыто “Музейное хранилище” (прообраз нынешнего историко-краеведческого музея), а первым директором стал Михаил Фомич Чурко.

   Об этом вспоминает его дочь Тамара Михайловна Миловидова (Чурко): “В 1923 году отец создал “Музейное хранилище”. И с этого времени и до своего ареста он увлеченно занимался краеведением. 11о крупицам собирал он экспонаты и сведения по истории края и его природе. Отец открыл первую в городе метеорологическую станцию, которая разместилась в огороде нашего дома”.

   В октябре вышел в свет первый номер газеты “Гудок” - орган ра­бочих металлургического завода, редактором которой был назначен В.В.Мамыкин. Газета одновременно стала и городской. Выпускалась она на общественных началах.

   7 ноября жители поселка Инзер встречали первый поезд пришед­ший по узкоколейке.

   3-4 декабря город и д. Серменево посетил Всероссийский староста М.И. Калинин.

   В конце 1923 начале 1924 годов была проделана большая работа по оборудованию металлургического завода. На силовой станции был установлен новый котел (300 квадратных метров поверхности). Это дало возможность одновременно работать на двух прокатных станах. Былa создана механическая мастерская, установлена подвесная дорожка для подачи шихты. Весь металлургический завод был оборудо­ван железнодорожными путями.

   1924 год. На Белорецком металлургическом заводе работало 2565 человек, из них 439 женщин; служащих - 450 мужчин и 28 женщин.

   Делегатом XII съезда РКП(б) от нашего города был избран П.И. Иванов.

   Тирлянские комсомольцы начали выпускать стенную газету «На пену», а работники конторы связи - «Связист».

    Жители села Серменево создали волостное кредитное общество.

***

   Одной из «черных» страниц истории в начале 1924 года для народа нашей страны была смерть вождя «пролетарской революции» В.И. Ульянова (Ленина). О том, как проходили траурные митинги в нашем городе, мы читаем в воспоминаниях современника тех событий П.Галкина: «Это было в 19 часов местного времени 21 января 1924 года. Я работал телеграфистом и только приступил к очередному дежурству. Включив аппарат Морзе сразу же обратил внимание на тревожный вызов. Уфа вызывала Белорецк. «Я - Белорецк, у аппарата дежур­ный», - сообщил я.

   «Я - Уфа. У аппарата начальник телеграфа. Пригласите немедленно к аппарату секретаря кантонного комитета ВКП(б), председателя кантисполкома, начальника ГПУ и начальника связи. Чрезвычайное со­бытие».

   Вызванные собрались через несколько минут, о чем я доложил на­чальнику телеграфа Уфы, который предложил принять правительствен­ное сообщение. Оно начиналось словами: «Всем! Всем! Сегодня в Горках скончался Владимир Ильич Ленин...»

   Все присутствующие тяжело вздохнули и замерли, потрясенные. Вслед за первым последовало второе более обширное сообщение «Обращение к народам России». Оно призывало народ к спокойствию, мужественно перенести тяжелую утрату.

   Тотчас же в клубах Белорецка были прекращены все зрелища. Так наступили траурные дни. Все портреты Владимира Ильича и знамена были окаймлены черным крепом.

   В один из траурных дней сообщили из Москвы, что похороны Ле­нина состоятся 27 января, в 16 часов. К похоронам готовились и в Белорецке. У хирургической больницы, на площади, убрали в траур­ный наряд трибуну. В день похорон к 16 часам площадь заполнилась колоннами трудящихся.

   Я дежурил на телеграфе. В 16 часов из Москвы прямой связью были переданы слова: «Встаньте, товарищи, Ленина опускают в моги­лу». Я до сих пор помню холод и дрожь, током пронизавшие меня в ту минуту. Не ошибусь, если скажу, что в таком состоянии были все белоречане, как и весь народ молодой Советской республики.

   С крыши здания конторы связи, при помощи красных флажков передали сигналы Москвы на площадь и на заводы. На пять минут было прекращено всякое движение. Эти пять минут огласили скорбью заводские и паровозные гудки. А на площади трудящиеся склонили обнаженные головы перед приспущенными знаменами и выстояли пять минут молчания. Затем состоялся траурный митинг».

***

   6 февраля была создана ведомственная милиция по охране метал­лургического и сталепроволочного заводов, которую возглавил Ф.А. Крылов.

   «Вечер нового быта» - под таким заголовком в белорецкой газете Гудок» 29 февраля была опубликована информация, в которой го­ворилось о ломке старого быта, вплоть до замены своих собственных имен и фамилий. Вечер был организован белорецким комсомолом в рабочем клубе. В торжественной обстановке под звуки «Интернацио­нала» и поддержку своих товарищей «Нургалей Нуретдинов стал Ки­мом Кцорт, Николай Балмыкин - Львом Октябрьским, Михаил Салов Борцом Комсомольским, Шитикова Елена - Ленской Еленой и т.д.».

***

   В Верхнем Авзяне была создана комсомольская ячейка. Из воспо­минаний одного из организаторов этой ячейки Н. Голодягина: В апреле 1924 года я приехал из армии в очередной отпуск. Был я тогда уже кандидатом в члены партии. Когда вставал на временный пар тийный учет в первичную ячейку Верхнего Авзяна, мне сказали, что комсомольской организации в поселке нет. Я согласился за время отпуска привлечь молодежь к массово-политической работе и создать комсомольскую ячейку.

   Мне выделили помещение, в котором не было ни света, ни отопле­ния, но я не унывал: сначала собрал своих товарищей - С. Лисовского, С. Дубинкина, М. Миронова, В. Калугина. С ними мы направили освещение, заготовили и привезли дрова. Навели в доме порядок.

   Подходили пасхальные праздники. Зная, что в церковь пойдет и молодежь, мы решили накануне организовать в клубе вечер и танцы. Каждому товарищу было дано задание привести с собой в клуб дво­их или троих ребят. Так был организован молодежный вечер. Мы пели, танцевали и разошлись только утром.

   День за днем молодежь хотя и робко, но стала заходить в наш клуб. Правда, приходили в основном ребята. Тогда Калугину и Кондратьеву поручили через своих сестер привлечь в клуб девчат. Первыми при­шли в клуб Т. Калугина, В. Горячева, В. Аверьянова, Т. Горбатова, сестры П. и В. Авдеевы, которые стали участниками всех наших ме­роприятий. Решили создать драмкружок. Руководителем его, а также художником и гримером стал В.Ф. Калугин. Весь сбор средств от спектакля решили использовать для драмкружка.

   Но отпуск мой заканчивался. И вот у кого-то созрела мысль: про­сить воинскую часть продлить мне отпуск. 11арторганизация обрати­лась с такой просьбой в кантком партии и к военкому. Сделали запрос в часть, ответ получили положительный.

   Теперь в клубе ежедневно проводились танцы, игры. Все нрави­лось молодежи и вскоре клуб стал центром культурно-массовой ра­боты.

   Вот тогда и решили создать комсомольскую ячейку. На первом со­брании я был избран председателем ячейки. С. Лисовский - секрета­рем. Первыми членами ячейки стали И. Алексеев, П. Гнедков, М. Миронов, С. Вавилов, Я. Калугин и другие.

   Комсомольская организация начала выпускать сатирическую газе­ту «Вилы в бок», в которой бичевали пьяниц, взяточников, нерадивых рабочих.

   Комсомольцы разоблачали махинации попов, выступали с докла­дами и лекциями. Страстными ораторами были С. Вавилов и И. Алек­сеев.

   Основная наша задача - привлечь молодежь в клуб, оторвать ее от улицы и пьянства, - была выполнена. Парни и девчата стали охотно посещать клуб».

***

   1925 год. Жители города впервые могли наблюдать за работой трак­тора.

   Начались геолого-разведочные работы по освоению Зигазино-Комаровского месторождений железной руды.

   Не утихала и культурная жизнь города. При клубе им. Я.М. Свер­длова были организованы два самодеятельных коллектива: ТРАМ - театр рабочей молодежи и «Синяя блуза» - театральная живая газета.

   В апреле на Белорецком заводе была пущена доменная печь.

***

   Восстановление Белорецких заводов привело к окончательной остановке мелких заводов: Инзерского, Лапыштинского, Зигазинского, Авзяно-Петровского, которые были признаны нерентабельными. Это далo возможность направить все средства на восстановление и расширение производства в Белорецке и Тирляне. В это же время был opганизован новый вид продукции - канатов. Была построена новая патентировочная печь.

   Началось строительство квартир для Белорецкого металлургического, проволочно-гвоздильного и Тирлянского заводов. Для них было построено 180 квартир.

***

   Август. На сталепроволочно-канатном заводе были установлены первые канатные станки.

   1926 год. Население города вместе с поселками Тирлян, Тукан и Зимовка составило 28830 человек.

   1927 год. На металлургическом заводе работало 1300 человек. Средняя заработная плата составляла 556 рублей.

   Директором сталепроволочно-канатного завода был назначен Ни­колай Алексеевич Моисеев.

   В Авзяне были установлены две 40-метровые мачты и через примитивный радиоприемник впервые были приняты радиопередачи из Москвы.

   В июле силами самодеятельных театров был поставлен спектакль «Степан Разин». Вот, как об этом вспоминает один из самых активных частников этой постановки И. Окользин: «Возле горы Мраткино на опушке леса выросла «улочка» из двадцати нарисованных на мешковине домиков. Это готовилась декорация к предстоящему спектаклю «Стенька Разин». Для задуманной постановки тесны были рамки сце­пы. и спектакль решили развернуть на открытом месте.

   Подготовить такой грандиозный спектакль решили комсомольцы проволочно-гвоздильного завода, руководитель кружка «Синяя блуза» Александр Зарубин и руководитель драмкружка Анатолий Чува­ши Участвовать в спектакле должно было около 500 человек, и комсомольцы привлекли к его подготовке молодежь и пожилых рабочих завода.

   Роль Разина стал готовить Степан Андреевич Петров. За подготовку роли Фильки взялся токарь механического цеха завода Иван Зи­мин. Роль есаула, ближайшего помощника Стеньки, досталась мне.

   На лесопилке, где сейчас цех № 9, для спектакля построили лодки, на каждой могли разместиться 30 человек. Огромная работа, выдум­ка требовалась и для изготовления костюмов. Шили их из самого де­шевого ситца.

   На премьеру собралось очень много народа, в том числе и на про­тивоположном берегу пруда. Устраивались прямо на траве, кому где нравилось. Открытая сцена оказалась в тесном кольце людей.

   ... И вот улочка заполняется ватагой Разина. Вперед выходит есаул.

   - Люди, слушайте речь Степана Разина, - взывает он в сторону при­тихших домиков. И на улицу выходит народ...

   Массовые сцены получились очень удачными. В них участвовало около 300 конных и более 200 пеших воинов. А на фоне естественных декораций они выглядели очень ярко.

   Особенно яркой была сцена боя с персами. Бой вели прямо на Бе­лой. Красивые расписные лодки Разина, пальба холостыми патрона­ми из винтовок - все это вызывало восторг зрителей. Наблюдая за боем народ спустился к берегу. После окончания боя разницы и сам Стенька с «плененой княжной» на руках шли по живому коридору.

   Усиливал впечатление от спектакля народный хор. Искусно были поставлены сцены расправы с княжной и казни самого Стеньки Рази­на.

   Спектакль имел несомненный успех. Более восьми тысяч рублей, вырученные от постановки, пошли на строительство ОСОВИАХИМа».

***

   Октябрь. Были сданы в эксплуатацию участки узкоколейной железной дороги Нура-Инзер, протяженностью 126 км, Ишля-Тукан - 53 км, ветка на Карталинскую Запань - 2 км.

   1928 год. В городе было восемь школ первой ступени, одна второй и школа фабрично-заводского ученичества. Две школы первой сту­пени находилась в Нижнем селении, одна - на Шишке и остальные пять школ и одна школа второй ступени и школа фабрично-заводско­го ученичества находились в Верхнем селении. Одна школа в Верх­нем селении называлась “Панинской”, так как была организована Па­ниным, в Верхнем селении две школы первой ступени тоже имели свои названия: “Матинская”, которая находилась недалеко от реки Маты, около базара, и в Неудачинской улице “Кленовская школа”, которая находилась в бывшем доме Кленова.

   В этом же году Тирлянский завод был преобразован в рабочий поселок и стал подчиняться в административном отношении Белорецкому горсовету.

   В мартеновском цехе металлургического завода был установлен 75-тонный разливочный кран.

   В д. Шигаево 15 хозяйств были объединены в артель «Иген Ялань», которую возглавил Абдрахман Мигранов. Сельскохозяйственные артели были также образованы в с. Серменево и в д. Баимово. В первой артель возглавил Насибулла Харрасович Харрасов.

***

   В культурном развитии большим успехом стала постановка спектакля “Емельян Пугачев”. Вот, как об этом вспоминает один из его участников И. Окользин: “Летом 1928 года мы решили организовать спектакль под названием “Емельян Пугачев”. В этом спектакле были показаны события, происходившие на Белорецком металлурги­ческом заводе.

   Место для открытой сцены выбрали в районе Белой глины. В постановке участвовало около 600 человек. Я исполнял роль управляюще­го заводом.

   В подготовку этого спектакля были вовлечены почти все коллективы предприятий и учреждений города. Непосредственное участие в организационной работе принимали работники канткома комсомола.

Эту постановку решили готовить силами драмкружков металлургического и сталепроволочного заводов. Ставили спектакль Чуватин и Зарубин.

   Вce средства, собранные от спектакля поступили в фонд ООСВИАXИМа, так что польза от постановки была двойная: мы прививали белоречанам любовь к искусству и помогали оборонно-массовой ра­ботe".

***

   29 июня - 3 июля в Ленинграде состоялось первое совещание по сталепроволочному производству, на котором участвовали и представители Белорецка. Наши заводы были признаны основной базой в СССР по сталепроволочному производству.

   3 сентября вышел в свет первый номер газеты «Белорецкий рабочий» которая вот уже на протяжении 75 лет является главной городской газетой.

***

   Из газетных статей мы узнаем, что в 1928 году рабочий день на металлургическом заводе начинался в 6 часов утра и заканчивался в 2 часа дня. Кинотеатр “Металлист”, хоть и жаловались на него зрите­ли: “... не имеет вентиляции, душно, трудно просидеть сеанс, жарко как в бане” был все-таки любимейшим местом отдыха белоречан.

   На страницах газеты мы также читаем о том, как строились соору­жения, как вводились новые мощности на металлургическом заводе. Так, например, 18 сентября 1928 года газета сообщала своим читате­лям о том, что: “в ближайшие дни начнет работать мощная домна № 1, а к концу пятилетки и работающая домна № 2 должна увеличить су­точную производительность с 70 до 130 тонн”.

   В то время газетные публикации воспринимались читателями нео­днозначно. То есть быть рабкором считалось очень опасным заняти­ем. Поэтому-то подписывались газетные заметки псевдонимами: Зна­ющий, Всевидящий, Курящий, Рабочий и т.д.

   1929 год. В городе была открыта школа для глухонемых детей.

   Из Ленинградской Академии Наук приехала группа специалистов по восстановлению добычи горного хрусталя.

   Январь. Вступил в строй сталепроволочный цех, в котором были установлены оцинковочная печь для производства стальной проволо­ки и патентировочная печь.

***

   Большевики придя к власти, стали проводить политику расцерковления. Вооружившись лозунгом - “религия - опиум для народа”, они надругались над святынями православных людей, уничтожили тыся­чи и тысячи храмов и монастырей.

   Подобная участь постигла и Белорецкий Свято-Троицкий храм.

   На страницах “Белорецкого рабочего” за 1929 год читаем: “2 мар­та на пленуме Горсовета по требованию депутатов был включен в повестку пленума вопрос о закрытии церкви. Президиуму Горсовета тов. Кожевников преподнес подарок - 8693 голоса за закрытие церк­ви. Таким образом свыше 80 процентов избирателей города Белорец­ка проголосовало за закрытие церкви”.

   Из воспоминаний Марфы Лукьяновны Зиминой: “Второго марта 1929 года было постановлено закрыть собор. В эти же дни началось его уничтожение. Верующие собрались для протеста, бросали камни в охранявших собор милиционеров и дружинников. Немало было стычек и скандалов, но собор все-таки был разрушен. А кирпич использовали на постройку столовой и 48-ми квартирного дома... Между прочим нелегко доставалась разборка кирпича собора, особенно алтарной его части. Кирпичи друг от друга, благодаря употреблению яичного белка при строительстве, разделяли с величайшим трудом”.

   Из воспоминаний Анны Николаевны Копьевой: “Мне в ту пору, былo всего восемь лет. Когда было принято решение собор ломать, колокола отправили на переплавку. Церковь ломали с трудом. Народ, который пытался встать на защиту (в основном это были ломовские мужики) сажали в машины и куда-то увозили. Все это было разрушено. Во время, когда шло разрушение собора, мимо него страшно было проходить, чудилось, что из-под земли плач раздается”.

   К этому же времени относится и разрушение храма Христа Спасителя в Москве. А сколько еще было разрушено и осквернено церквей по всей России-матушке!

***

   8 июни на металлургическом заводе была введена в строй доменная печь производительностью 45 тысяч тонн годовой обработки.

***

   О том, какие изменения происходили в нашем городе в этот год мы узнаем из воспоминаний И. Окользина: «В июне на кантонной конференции профсоюза строителей я был избран заместителем председателя  кантонного отделения профсоюза строителей, а затем стал председателем.

   В том году мы приступили к строительству Дворца культуры металлургов, фабрики-кухни, бани-прачечной, тубдиспансера, 72- и 48- квартирных домов, а в кантоне начали строить дом отдыха «Арский камень», совхоз «Красная Башкирия» и Байрамгуловский племсовхоз.

   Всем строительством руководила строительная организация «Башстрой». Ее управляющим в то время был Ф.Д. Гулин, а затем тов. Семенов, секретарем парторганизации - В.Ф. Зайцев.

   Квалифицированная рабочая сила: плотники, каменщики, штукатуры, арматурщики, бетонщики были завербованы в других городах.

   На строительстве работало большое количество подсобных рабо­чих. Эту рабочую силу набирали на месте. Так как на строительстве совершенно никакой механизации не было, котлованы для фундамен­тов здания копали вручную, а землю отвозили на лошадях. Весь стро­ительный материал к рабочим местам подносили вручную.

   Кирпичи для кладки зданий вырабатывали также на месте. В горо­де работало два кирпичных завода.

   У конторы «Башстроя» были свои лесопилка и столярная мастерс­кая.

   Кроме строительной организации «Башстроя» в Белорецке суще­ствовало немецкое строительное общество, которое сооружало три корпуса на проволочно-гвоздильном заводе. Здесь трудилось более 300 рабочих.

   Но немцы полностью корпуса не достроили, их пришлось достраивать «Башстрою».

   Несмотря на то, что на строительстве совершенно отсутствовала механизация, исключительно все делалось вручную, объекты соору­жали быстро и качественно.

   В районе тубдиспансера был построен временный клуб для строи­телей на 400 человек. При клубе была организована библиотека с чи­тальней. Работали кружки художественной самодеятельности: драма­тический, струнный оркестр. Для строителей устраивались постанов­ки. Некоторые из них я помню. Это - «Федька - есаул», «В старой роте», «Челкаш» и другие.

   При клубе имелась стационарная киноустановка, а также кинопе­редвижка, с которой каждый месяц 3-4 раза выезжали на стройки дома отдыха «Арский камень», в совхоз «Красная Башкирия» и Байрамгуловский племсовхоз.

   Такое крупное строительство в Белорецке развернулось впервые».

***

   5 октября состоялся первый городской слет ударников.

   13 октября прошла кантонная конференция бедноты.

   18 ноября в клубе им. Я.М. Свердлова открылся второй Всесоюз­ный съезд сталепроволочников.

   Декабрь. Вышел в свет первый номер многотиражки «Тирлянский рабочий» - печатного органа рабочих и служащих пос. Тирлян.

Белорецк: Страницы истории. авт. Андрей Ткачев 2003 г.

commentОтзывы

Добавить комментарий

Список избранногоСписок избранного