Личный кабинетЛичный кабинет

12+
Current weather file empty
юань +0.01 cny доллар +0.14 usd евро -0.06 euro
wishlist 0 Список избранного
Добро пожаловать. Сайт в процессе доработки и наполнения. Возможны сбои в работе и слегка кривой дизайн. Приносим извинения за неудобства. Мы все поправим.
Белорецк

редакция

8-906-104-24-99

техническая поддержка

8-906-370-40-70

Глава 14. Под солнцем родной страны

date 25 августа 2020 03:23
Просмотров 148
Отзывов 0
user
Глава 14. Под солнцем родной страны

Книга: Прочнее стали. Часть 2. Освобожденный труд - Глава 14. Под солнцем родной страны

НА ПОДЪЕМЕ

   Урал... Руда, уголь, нефть, - хлеб — чего только нет на Урале.

   В недрах Белорецкого района всевозможные руды, цветные ме­таллы, минеральные краски, строительные материалы. Настоящим кладом полноценных железных руд является Зигазино-Комаровское месторождение. Поблизости марганец. Велики запасы доломитов и известйяков. Кварциты...

   Все это нужно было разведать, добыть, поставить на службу человеку.

   В 1929 году на XVI партийной конференции была принята первая пяти­летка. Как известно, основная задача пятилетки состояла в том, чтобы создать в нашей стране такую индустрию, которая была бы способна перевооружить и реор­ганизовать не только промышленность в целом, но и транспорт, и сельское хозяйство на базе социализма.

   В массах зародился лозунг — «Выполнить пятилетку в четыре года». Рабочие и колхозники выдвигали встречные планы. Труд из тягостной повинности, каким он был при капитализме, теперь стал делом чести, делом доблести и геройства.

   Днепрогэс, Краматорск, Уралмаш, Магнитогорск, Сталинградский трактор­ный — знаменовали собой успехи социалистического строительства.

   По первому пятилетнему плану в промышленность Башкирии было вложено 123,4 млн. рублей; больше половины капиталовложений пошло на тяжелую про­мышленность. Началась реконструкция и расширение Белорецкого металлурги­ческого завода, наступило время его расцвета.

   Начиная со второй половины двадцатых годов, здесь была взята твердая линия на улучшение продукции, качественной по своей природе — выплавляемой из чистых руд на древесном топливе. А ведь только недавно лучшее в мире чистейшее «соболиное» железо шло на рядовые поделки, обычно изготовляемые в других местах из «массового» металла. Завод выдавал сутунку и катанку исклю­чительно мягкую. Потребители — Тирлянский листопрокатный и Белорецкий проволочно-гвоздильный заводы, вырабатывали только кровельный лист и мяг­кую отожженную проволоку для телефонов, шурупов, заклепок, обыкновенных и конно подковных гвоздей. С переходом металлургического завода на выпуск качественной заготовки произошли большие преобразования и на заводах-потре­бителях. Стальные изделия становились главным видом продукции.

   «На Белорецком металлургическом заводе были реконструированы доменные и мартеновские печи, что значительно увеличило их производительность, механи­зированы загрузка домен, мартенов и разлив металла; реконструированы внутри­заводской транспорт и энергетическое хозяйство.

   На Белорецком сталепроволочном заводе были построены и оборудованы новые цехи, каких никогда не знал дореволюционный завод. На Тирлянском ли­стопрокатном заводе построены подогревательные и отжигательные печи, механи­ческая мастерская...»

   До первой пятилетки добыча руды производилась преимущественно вручную. Теперь все рудники стали механизированными. Руда, флюсы, древесный уголь начали транспортироваться по узкоколейным веткам Тукан—Белорецк, Инзер—Бе­лорецк и автомашинами.

   В результате реконструкции рост производства по основным видам продук­ции тяжелой промышленности Башкирии за первую пятилетку поднялся на 25— 180—300 процентов.

   Вся страна шла по пути превращения из аграрной в индустриально-аграрную. Если к XV съезду партии «в 1926 — 27 году валовая продукция всей промышлен­ности достигала всего 102,5 процента довоенного уровня, к XVI же съезду, то-есть в 1929—30 году — около 180 процентов довоенного уровня». К этому же време­ни был достигнут величайший перелом и в развитии сельского хозяйства страны.

   Шестнадцатый съезд Коммунистической партии вошел в историю как «съезд развернутого наступления социализма по всему фронту».

   В работе этого съезда принял участие в качестве делегата от Башкирской пар­тийной организации старейший тирлянский коммунист Алексей Яковлевич Ог­лоблин. В столице социалистической Родины, в древнем Кремле, вместе со всеми делегатами съезда решал он исторические задачи строительства социализма.

   Первая пятилетка поставила и разрешила задачи крупнейшего капитального строительства, прежде всего, в тяжелой промышленности и резкого повышения производства металла. Был создан прочный фундамент социалистической эконо­мики.

   Еще более грандиозными были вторая и третья -пятилетки, принятые истори­ческими съездами партии — семнадцатым и восемнадцатым.

   Политической задачей второй пятилетки являлась окончательная ликвидация эксплуататорских классов; решающей хозяйственной задачей — завершение технической реконструкции всех отраслей народного хозяйства на основе новейшей техники, машинизация сельского хозяйства, увеличение производительности тру­да. На этой прочной базе резко повышался материальный и культурный уровень жизни народа.

   Съезд особо подчеркнул, что на основе развития старых промышленных цент­ров создаются новые опорные базы индустриализации в восточных районах (Урал, Западная и Восточная Сибирь, Башкирия, Казахстан, Средняя Азия), интенсивно развиваются машиностроение, металлургия, уголь, нефть, электроэнергия и дру­гие отрасли промышленности.

   Для Башкирской республики это означало невиданный рост ее валовой про­дукции, особенно по тяжелой промышленности. Ведущим звеном становилась неф­тяная промышленность, возникшая еще в первой пятилетке.

   Исполинский объем хозяйственных работ должен был осуществиться в треть­ей пятилетке. Объем промышленной продукции возрастал почти в два раза, валовой сбор зерна доводился до 8 миллиардов пудов в год, объем капитальных работ по на­родному хозяйству устанавливался в 192 миллиарда рублей.

   В директивах XVIII съезда партии указывалось: «Обеспечить дальнейший хозяйственный и культурный подъем национальных республик и областей, в соответствии с основными задачами размещения производительных сил в третьей пятилетке». На основании этого Башкирия должна была превратиться в один из ведущих центров в составе «Второго Баку», иметь мощную базу черной метал­лургии и расширить существующую по выплавке древесно-угольного чугуна.

   В самоотверженном труде трудящиеся Башкирии создали цветущие промыш­ленные города. Выросли леса нефтяных вышек, среди пустынных болот, где в сумерках таинственно мерцали «убыр-ут» (болотные огоньки), раскинулись нефтепромыслы, обогащая страну «черным золотом».

   Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили круп­ные успехи Башкирии в социалистическом строительстве. 15 марта 1935 года республика была награждена орденом Ленина.

   Все эти годы вместе с Башкирией рос и мужал и промышленный Белорецк. Здесь шла упорная борьба за металлургический комбинат качественного метал­ла, отвечающего требованиям современности. Белорецкий металлургический и Тирлянский листопрокатный заводы между собой кооперировались. Металлурги начали в достатке, снабжать своих потребителей качественной сутункой и катанкой. Тирлянский завод с 1932 года перешел на производство более качественных сортов листового железа и листовой стали. Сталепроволочный специализировался на произ­водстве высоких сортов канатной и стальной проволоки и изделий из нее. Пер­воначальный проект реконструкции этого завода предусматривал большую тех­ническую мощность. В результате высокопроизводительного труда в конце 1935 года стало ясным, что эта мощность может быть значительно повышена.

   В итоге довоенных пятилеток ветеран Южного Урала — Белорецкий металлургический завод увеличил в несколько раз выпуск продукции, а сталепроволочный стал первоклассным предприятием качественных металлических изделий.

   Традиционная слава уральского железа была возрождена на новой основе. В мягкое «соболиное» железо было вложено новое качество — высокая твердость, специальная прочность...

РАДОСТЬ СОЗИДАНИЯ

   Башкирия. Республика нефти, пшеницы, металла... Ходил раньше человек по благодатной земле — и не имел хлеба. Добывал он в недрах богатства — и был беден. И вот перед ним раскрылся новый мир, в котором он мог работать на самого себя! Расцветала башкирская земля, покрывалась густой сетью новостроек. На колхозных и совхозных полях колосилась золотая пшеница. Человек подчинял природу, ставил ее себе на службу.

   Расцветал Белорецк. Впервые за свою историю город в 1928—1933 гг. полу­чил полтора миллиона рублей на благоустройство. С этих пор началось его плано­мерное развитие. Широко развернулось капитальное строительство.

   Город украсило величественное здание Дворца культуры металлургов. Его внешний облик выражал торжество советского времени. В прекрасные залы двор­ца пришли тысячи людей. В кружках художественной самодеятельности развива­лись народные таланты. Под руководством М. К. Бутаковой с большим успехом, была поставлена опера «Евгений Онегин». Главные роли играли: Евгения Онегина - инженер металлургического завода Таранский, Ленского— портной артели «Искра» Софронов, Татьяны — диктор местного радиовещания Збышевская, Трике — пре­подаватель металлургического техникума Мартинсон, Гремина — сторож стале­проволочного завода Олешев, Ольги, Лариной и няни -— домохозяйки Дмитриева, Каптелина, Иосем.

   Торжественно была открыта самая большая в Белорецке школа имени А. С. Пушкина. Она вместила в два раза больше учащихся, чем их было во всем заводском поселке в 1907 году. А в 15 школах города уже училось более 5000 де­тей. На народное образование Белорецку выделялось ежегодно два миллиона руб­лей.

   Большое здание городской поликлиники и разветвленная сеть здравниц го­ворили белоречанам, на что идут государственные средства.

   Вступали в строй многоэтажные жилые дома: тридцати, сорокавосьми, семи- десятидвух-квартирные. В благоустроенные и светлые квартиры вселялись сотни белоречан.

   Появились здания почтамта, госбанка...

   Это в центре города. Но изменились и окраины. Там тоже — школы, детские сады, библиотеки, новые общежития рабочих.

   Тут и там открывались магазины. Кооперативные артели, цехи местной про­мышленности, фабрика-кухня, хлебозавод, пищевой комбинат были поставлены на службу трудящимся города металлургов.

   В таком городе хорошо жить и работать.

   ... В тот год, когда спустился в забой донбасский шахтер Алексей Стаханов, на первой домне Белорецкого металлургического завода коэффициент использова­ния объема печи выразился в 1,0. Совсем недавно такая производительность была заданием для двух домен. Белорецкие доменщики достигли новой технической мощности, установленной отраслевой конференцией металлургов Урала. А через несколько дней они превзошли и эти показатели. Коэффициент был доведен до 0,93.

   С этого времени в первые ряды доменщиков встала смена Иосифа Кирсанова. Горновой Алексей Гридпевский и подручные Петр Аверьянов и Дмитрий Колонцев показали образцы стахановской работы.

   Семнадцатого ноября на первой домне был досрочно выполнен годовой план. Доменщики сэкономили 7112 кубометров угля. За 1936 год производительность печей, По сравнению с 1931 годом, выросла в три раза.

   ... Первую досрочную плавку стали дал сталевар мартеновского цеха Иван Немков. А на другой день к заступившему на смену сталевару Василию Власову подошел мастер Петр Праздников. Лицо его было серьезнее, чем когда-либо.

   — Поручено срочно выдать специальную сталь с высоким содержанием угле­рода... Сумеем?..

   Сталевар сдержанно улыбнулся. Так ведут себя люди, уверенные в своих силах.

   И Власов ни на минуту не отлучался от печи. Через синие очки он непрестан­но наблюдал за состоянием свода, за поведением стали.

   Наконец, сталь «дошла». Подручный разделал выпускное отверстие. Окно про­бито. Сталь огненной белизной осветила цех.

   На рассвете, после опробования стали, начальник смены Григорий Иванович Носов сообщил коллективу:

   — Власов досрочно выдал плавку и сварил ответственную марку стали. Умеем творить!

   Так было положено начало скоростному варению стали в Белорецке.

   Вскоре в первые ряды сталеваров-скоростников встал бывший башкирский бедняк Гафиат Мухамадеев. На страницах газеты «Белорецкий рабочий» он рассказывал:

   «Мой отец МуХамадей всю жизнь работал у абзаковских кулаков. В семье бы­ло семь человек. Хозяйство состояло всего из одной избушки. С одиннадцати лет я стал пасти кулацкую скотину.

   В 1918 году, когда партия мобилизовала силы на борьбу с внутренней контра революцией, против немецких оккупантов и Колчака,я пошел добровольцем в РККА.

   В 1923 году я приехал в Белорецк и поступил в мартеновский цех. Добился профессии сталевара. Прежде об этой профессии нельзя было и мечтать. Сейчас по­сещаю курсы стахановцев, стараюсь квалифицироваться дальше. Я один из пер­вых сталеваров в Белорецке — башкир»

   Здесь же в мартеновском цехе работал другой бывший крестьянин-бедняк стар­ший канавщик Николай Иванович Сурин. Он впервые в Белорецке применил ско­ростную сборку канавы. Метод его работы быстро распространился по всем сменам.

   А в другом цехе — прокатном — вальцовщик Михаил Кривобоков развернул социалистическое соревнование за ежемесячное перевыполнение производствен­ных норм. С проволочного стана соревнование перекинулось на сутуночный.

   Всюду царил трудовой подъем. Опытный слесарь Александр Иванович Гарабурдо внес 4 рационализаторских предложения; только они одни дали 15000 руб­лей экономии. Токарь механического цеха, воспитанник ФЗУ, Николай Остров­ский ежедневно выполнял по три нормы.

   Социалистическое соревнование выдвинуло целую плеяду стахановцев и ударников,— старых производственников и молодых рабочих. Их насчитывалось около пятисот человек. Они двинули вперед металлургическое производство. От отдельных рекордов белорецкие металлурги начали переходить к массовому стахановскому движению.

   Стахановский 1936-й год опрокинул расчеты мощностей и на сталепроволочном заводе. Волна социалистического соревнования захватила коллектив, ширилась не по дням, а по часам. В этот год был сделан на заводе большой шаг в его раз­витии.

   Первые стахановцы Арбузов, Карабатов, Чурсов, Севастьянова, Салаватова, Козлова и Гильманова вписали в историю завода много ярких страниц. Им принад­лежала инициатива работы на повышенных скоростях. Стахановское движение на заводе поставило на службу новые резервы. Были освоены ценные и трудоемкие виды стальной продукции.

   На Тирлянском заводе вальцовщики Талалаев и Пудинов, на Белорецкой железной дороге машинисты Скурлатов и Козлов с Ермиловым и Рощиным вы­соко подняли знамя социалистического соревнования за перевыполнение производ­ственных заданий.

   ... Богат трудовыми подвигами каждый день белоречан.

   По утрам солнечные лучи чуть-чуть золотили стекла окон приветливого до­мика Григория Захаровича Портнова. На одном из них поднимался край тюлевой щторы. Захарыч, прищурясь, смотрел внимательно на домну. По газу, выходящему из нее, он знал, как она работает, следил за ее пульсом, за ее жизнью.

   Несмотря на свой преклонный возраст и пенсию по старости, Захарыч не бросил работу; раньше положенного приходил на завод и по-молодецки руководил домен­ным процессом.

   — У нас и старость в радость, —говорил он, выступая на комсомольском соб­рании перед молодежью.— Гляжу я вокруг и дивлюсь: что происходит! Дивлюсь и вспоминаю прошлое...

   Мальчишеские игры со сверстниками сменил я лет в двенадцать на работу в гвоздильном заводе. Более года учился «уму-разуму», увертывался от пинков, прежде чем перевели на платную работу. За укладку гвоздей в ящики получал копейки. Не разгибалась спина, деревянели пальцы.

   Управляющий на заводе был немец. Ох, и лют был — лют и хитер! По воскре­сеньям сманивал парней на работу за половинную плату и в тот же день расчет вы­давал. Парни скрывали от родителей «заработок» и тратили его на табак. Для молодежи никаких интересов не было...

portnovgz

Григорий Захарович Портнов, лучший доменщик страны. Фото 1936 года.

   Помню, работая на гвоздарном станке, забылся я от усталости и оторвало мне указа­тельный палец. Лечить пришлось домашними способами — на врачей денег не хватало. Три месяца проболел и за это время не получил ни копейки.

   Однажды мой отец ремонтировал Узянский завод. Его обварило и выбросило паром из трубы. Умер... Так мать получала за него от заводоуправления... 2 рубля в месяц!

   С трудом я пробился в доменные мастера. Много лет на это ушло.

   Продвижение мое началось после революции. В 1927 году я стал заведующим доменным це­хом...

   — А вот это, — он бережно притронулся пальцами к значку на лацкане пиджака,— получил, участвуя во Всесоюзном конкурсе металлургов в 1932 году. Присвоили мне звание лучшего доменщика СССР.

   При Советской власти жизнь моя по-иному пошла. Скоро от роду семьдесят будет. На огне 57 лет проработал. Но старость не страшит. Уже сейчас пенсию получаю. Завод помог дом построить. Только вот боюсь, как без домны буду! На заводе жизнь прожил, свыкся, полюбил его. Потому и работу не бросаю...

   Любил Григорий Захарович наведать своего товарища по годам и работе — мартеновца Михаила Ильича Визгалова.

   Чисто, светло и уютно в визгаловском доме. Занавески и цветы на окнах. Хо­роший письменный стол. Радио.

   С гордой улыбкой на лице смотрит на всех Михаил Ильич. Любит принять гостей. Семья его одета, обута, сыта, ни в чем нет недостатка. Пятьсот рублей в месяц — государственная персональная пенсия Михаила Ильича Визга­лова. Да и члены семьи зарабатывают немало. Сын Николай — механик га­ража, сын Константин — подручный сталевара, стахановец. Хватка у него отцовская. Дочь Анна — строгальщица пятого разряда. Внучата учатся. Все счаст­ливы, любят Родину и бесконечно благодарны ей.

   И так в каждом доме.

   ... Работник химической лабораторий металлургического завода Савва Пав­лович Бучков получил письмо из Америки, из Чикаго — здесь белоречане в конце XIX века демонстрировали искусно прокатанный в Тирляне тончайший же­лезный лист. Письмо было от брата Гаврилы, уехавшего в 1912 году за океан, искать счастья. Империалистическая война помешала ему вернуться в Россию. Вот что писал он:

ПИСЬМО ИЗ ЧИКАГО

   «3дравствуй, дорогой брат Савва!

   Как Ваше милое здоровье? Я, любящий Вас брат Гаврил, со своей женой Софией и с сыном Робертом, находимся живы и здоровы, чего и Вам желаем. Затем посылаем Вам, брат и сестры, наше братское почтение и с любовью низкий поклон и желаем Вам веселую, социалистическую жизнь.

   Уведомляю Вас, дорогой брат Савва, что в Америке у рабочего класса жизнь тюрем­ная. В Соединенных Штатах миллионы рабочих с голоду и холоду умирают, самоубийство умножается ежедневно, а те, которые имеют работу, работают 10—12 часов, но получают очень мало. На многих фабриках, где мужчичы получали 40 долларов в неделю, теперь те места заняты женщинами и детьми за 8 долларов в неделю. В городе Чикаго, где мы живем, 3 500000 лю­дей, но 100000 без работы. Часто случается, что родители детей и себя убивают.

   Я зарабатываю 15 долларов в неделю, прокормиться с семьей очень трудно. Уго­вариваю жену на Кудаш (деревня, где наш дом в Караидельском районе) или ехать в Москву, но она не желает с родными расстаться, да и говорить по-русски не умеет.

   Дорогой брат и сестры, по сообщениям вам живется теперь гораздо лучше, чем было при царе, перед войной, но я очень рад вызнать насколько лучше. И так, я знаю как мы жили и что мы имели, то если Вы напишите, чем Вы занимаетесь и какую скотину имеете, то я буду знать разницу. Также уведомьте про всех сестер и племянницу Нину, пусть они все пишут ко мне. Прошу уведомить долго ли Вы были в Красной Армии и когда уволились.

   Также посылаю низкий поклон всем товарищам деревни Александровки, хотя я там жил только 3 года, но я в бабки играл со многими и не дрался ни с кем.

   Прсшу дать им мой адрес и пусть они все пишут про их новую и веселую жизнь. С тем до милого свиданья.

Любящий Вас брат 

Гаврил Павлович Бучков».

   А вот что ответил ему Савва Павлович Бучков:

ПИСЬМО ИЗ БЕЛОРЕЦКА

   «Здравствуйте, дорогой брат Гаврила Павлович, Ваша жена София (отчество не помню) И милый Ваш сын Роберт Гаврилович!

   Всем кланяюсь по низкому поклону и шлю свой сердечный привет.

   Мы все живы и здоровы. От нашей жизни на сердце легко и весело, живем хорошо, обеспечены, а главное сами себе хозяева. Опишу про свою жизнь.

   Я из Красной Армии демобилизовался 1929 году и был направлен учиться в сельско­хозяйственную школу и работал в городе Бирске (наш бывший уездный город). В 1933 году, я переехал в Белорецк и вот уже четвертый год работаю здесь на металлургическом заводе. Сестры Марина и Серафима живут в г. Бирске. Серафима вышла замуж, но муж ее сейчас служит в Красной Армии. Сама она работает шофером на автомашине, зарабатывает хорошо. Марина тоже замужем, муж работает, она домохозяйкой. Гриппа живет в отцовском доме.

   Ты спрашиваешь, что они имеют, какое имущество у них? Они состоят в колхозе и работают, землю обрабатывают, сеют всей деревней вместе и убирают тоже, а урожай де­лят. Деревня наша из 17 дворов. В колхозе имеется конный двор. Имеют ферму, 74 коровы и около сотни овец, пасеку около двухсот семей. Имеют дегтярный завод (бывшего помещика Герасимова), ну, многое другое, там сеялку, молотилку, шерстобитку и т. д. От все­го этого доходы они делят за выработанные дни в колхозе.

   Лично Гриппа имеет корову, телку, 4 овцы, 4 свиньи и 6 кур. Знаешь, какие у нас были огороды, так их еще увеличили.

   У Гриппы в 1930 году родилась еще одна дочь. У Нины тоже две дочери.

   Дорогой брат! Я Вам от души советую переехать к нам в СССР и думаю, что жалеть никогда не будете.

   Если у Вас специальность шофера, то Вы заработаете неплохо. У нас шофера зарабатывают от 300 до 500 и больше в месяц, живут хорошо. Безработных здесь нет, наоборот, рабочей силы не хватает.

   В Белорецке, где я сейчас живу, для рабочих построено много новых жилищ, дворец культуры, фабрика-кухня, дом отдыха, детские ясли, техникум, школа и многое другое.

   Вы правы, жизнь у нас действительно хорошая и радостная. По новой Конституции, которую мы скоро примем, жить будет еще лучше.

   Сейчас мы готовимся к новому большому празднику - девятнадцатой годовщине Октября.

   Написать бы можно очень много про нашу радостную жизнь, но пока на этот раз хватит.

Ну пока, до милого свиданья

Ваш брат Савва».

   Такова история появления этих двух писем. В них нашла яркое отражение жизнь двух разных миров — мира капитала и социалистического мира.

В БОРЬБЕ ЗА ТЕМПЫ

   Успешно осуществив довоенные пятилетки, Советская страна завершила тех­ническую реконструкцию всего народного хозяйства. По производству промышлен­ной продукции она вышла на второе место в мире и первое в Европе. По технике производства, по объему насыщенности промышленности и сельского хозяйства новой техникой и по темпам развития промышленности Советский Союз встал на первое место в мире, опередив США и другие капиталистические страны.

   В стране свершались исторические события, которым не было равных. В тра­дицию советского народа вошел обычай отвечать на них производственными успехами.

   Входя на территорию завода, белоречане видели красное полотнище: «Встре­чайте XVIII Всесоюзную конференцию ВКП (б) рапортом о новых победах!»

   Накануне конференции в городе металлургов разгорелось действенное социа­листическое соревнование. Вдохновителем его была городская партийная орга­низация.

   Незадолго до этого во главе Белорецкого городского комитета партии встал Павел Васильевич Симонов — бывший токарь, уроженец заводского поселка Узян, деятельный, обладающий большими организаторскими способностями.

   Но у белорецких металлургов было много нерешенных задач. Долгое время завод не справлялся с производственной программой. Повинны в этом были сами белорецкие металлурги. Несмотря на огромные преобразования, происшедшие за годы пятилеток на белорецких предприятиях, заводы не работали на всю мощ­ность.

   В конце 1940 года доменщики первые сделали свою работу четкой, плано­мерной. Полное дутье стало законом для домен. На полном дутье заправлялась летка — экономились 40 минут. «Это — дополнительные тонны чугуна!» — писала на большом плакате партийная организация цеха.

   Горновые, рудонагребщики, мастера смен оспаривали первенство в социали­стическом соревновании.

   Соревновались горновые Фазылов, Просняков и Будуев. Шло единоборство горновых Алексея Гридневского и Петра Аверьянова, недавно работавшего подруч­ным. Аверьянов 26 декабря дал дополнительно 6 тонн чугуна, на другой день —8, на третий —10, на четвертый —15... Гридневский дивился хватке своего ученика. Задевало самолюбие, хотелось проверить свои силы — и он неотступно следовал по пятам, пытался обогнать. Соревнование закончилось «вничью», но к общей победе на производстве.

   В эти дни в книге сменных рапортов были одинаковые записи: «Измене­ний дутья нет. Давление 250». А ниже следовала необычная, вырвавшаяся из самой глубины души, приписка начальника цеха Антошечкина: «Хорошо!»

   Под новый год смена мастера коммуниста Адрахимова дала рекордную произ­водительность, выполнив задание на 147 процентов.

   Началась борьба за систематическую выдачу досрочных плавок стали в марте­новском цехе. Борьбу открыли два сталевара — братья Немковы — Иван и Ни­колай. В цехе добродушно говорили:

   — Брат на брата пошел!

   Вмешался третий сталевар — Василий Власов.

   У всех выполнение сменных производственных программ выражалось цифра­ми 135—136—137 процентов.

   Это задело остальных сталеваров.

   — А ну-ка я... — сказал Безумнов.

   И выдал сверх месячного задания металла больше всех.

   Живой и упорный характер приняло социалистическое соревнование на про­волочном стане прокатного цеха. Долгое время смены мастеров Ляпина и Копьева не уступали друг другу.

   А пока ляпинцы оспаривали первенство перед копьевцами, на другом стане— сутуночном, мастер Королев одержал первенство. Производственные планы нояб­ря и декабря прокатчики перевыполнили и получили переходящее Красное Зна­мя горкома партии и горсовета.

   Но все эти производственные достижения не решали судьбу новых, повышенных годовых планов завода. На заводе оставались цеха, не выполняющие производствен­ных программ; значительная часть рабочих не справлялась с нормами выработки.

   Справедливой критике были подвергнуты белорецкие металлурги на XVIII Всесоюзной конференции партии. В докладе «О задачах партийных организаций в области промышленности и транспорта» Г. М. Маленков сказал:

   — В Башкирской АССР Белорецкий металлургический завод в 1938 году вы­полнил план на 77% , в 1939 году на 71 % ив 1940 году на 86% .

   Эта помогающая делу критика с трибуны партийной конференции всколых­нула в Белорецке всех до единого. Белоречане сделали из этого серьезный вывод. Ответственность взяли на себя коммунисты завода. В решении общезаводского партийного собрания они записали:

   «Считать нетерпимым дальнейшее отставание завода. Вскрыть имеющиеся на каждом рабочем месте огромные, резервы повышения производительности труда и привести их в действие — уставная обязанность коммуниста: рядового и руко­водителя. Личным примером повести за собой всех беспартийных — дело чести каждого члена нашей партийной организации».

   И белоречане, в сердцах которых горел огонь любви к социалистической Ро­дине и желание влить свои силы в могучую индустрию социализма, страстно взя­лись за улучшение работы. Устами белорецкого поэта Н. Циброва металлурги - энтузиасты говорили:

Плавься руда, кипи

В железных массивах доменных,

Песню пойте, станки,

О темпах сдвоенных,строенных...

   Тысяча девятьсот сорок первый год в Белорецке был начат перевыполнением производственных планов всеми заводами.

   Каждый день страницы газеты «Белорецкий рабочий» отмечали:

   — Цех на подъеме!

   — Доменщики набирают темпы!

   — Металлурги наступают по всему металлургическому циклу!

   Это был год успешного выполнения третьей пятилетки, победоносного шествия социализма.

14glkonec

Прочнее стали. Авт. Р.А. Алферов. 1954 г.

commentОтзывы

Добавить комментарий

Список избранногоСписок избранного